polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Categories:

Врач приемного покоя о работе во время коронавируса

Перевод статьи, написанной врачом приемного покоя из нашего штата.

Я никогда не обращал внимание на свой последний вздох чистым воздухом перед тем, как войду в больницу и заступлю на смену, но сегодня вечером я рефлекторно резко вдыхаю, как будто собираюсь сделать подводный заплыв на всю длину бассейна - непроизвольный акт, выдающий мою тревогу.



Я захожу в отделение, и у меня проверяют температуру: 35.7. Я могу войти, хотя надо еще расписаться в том, что у меня нет кашля.
Я прохожу мимо старшей медсестры, и она говорит, что мы ограничиваем выдачу масок - запасы истощаются. Масок осталось не очень много.
Сегодня я буду работать в ковид-подотделении. Эта часть приемного покоя выделена для больных с потенциальным заражением.
Новости о молодом враче из наших мест, который серьезно заболел ковид, печальны и пугающи для нас всех. История об итальянском враче, который погиб после того, как продолжал лечить пациентов и после того, как в больнице закончились защитные средства, вклинивается наши разговоры о том, когда, наконец, появятся новые маски N95.

Я собираю историю болезни, и моя первая пациентка рассказывает мне, как она впала в депрессию с тех пор, как потеряла младшего сына из-за рака. Когда она роняет голову на руки и начинает рыдать, я инстинктивно двигаюсь вперед, чтобы положить руку ей на плечо, но останавливаюсь, делаю шаг назад и говорю ей, что мне очень жаль, сквозь маску и защитный щиток с безопасного расстояния 6 футов Это неудобно и бесчувственно; это кажется фальшивым.
Следующий пациент выглядит больным. Я нервничаю, но его мазок положителен на грипп. У нее грипп! Уф. Грипп, хотя и серьезное заболевание, на сегодня является хорошей новостью.

Затем прибывает женщина по скорой, и ее муж заходит вслед за носилками. «Эй, у нас здесь нет посетителей! Вы пациент?»
"Ну, что бы там у нее ни было, есть и у меня, так почему я не могу быть с ней?» - отвечает он. Мы пытаемся обьяснить ему, что пытаемся свести к минимуму воздействие на персонал, поэтому всем, кому не нужно находиться в больнице, не следует находиться в больнице. После долгого разговора он смягчается. Я говорю ему о важности самоизоляции дома. Он говорит мне, что ему все равно нужно сходить в магазин: «Ничего страшного, я надену маску».
Следующий! Женщина, 94 года. Из дома престарелых, где есть и другие больные. У нее слабоумие, она кашляет, и как только мы с медсестрой заходим к ней, срывает маску, заражая взрывным кашлем наш общий воздух. Мы сдаем назад. У нее деменция, и ей бесполезно что-то объяснять. В конце концов, мы водружаем ее маску на место, чтобы она больше не кашляла на нас. Мы даем ей легкое успокоительное, и она засыпает. Мы переносим ее в постель, чтобы ей было удобнее. Учитывая ее возраст, она вряд ли будет жива к концу недели.
Следующая - 63-летняя женщина, которой стало хуже на амбулаторном лечении по поводу бактериальной пневмонии. Один взгляд на нее и ее рентген грудной клетки, и сразу ясно, что у нее есть COVID-19, и что ей быстро становится все хуже. Я не думаю, что у нее хороший прогноз.

Моя жена пишет мне. «Нам нужно что-то делать с детьми, потому что мне нужно идти на работу». Наш садик, с которым она разговаривала сегодня, относится к нам насторожено, потому что они знают, где я работаю. Никто не хочет наших детей.

Внезапный шум на другом конце приемного покоя.
Пациент в состоянии алкогольного опьянения (которого привезли в мой уголок, потому что он много кашляет) напал на сотрудника. Серьезных травм нет. Служба безопасности вызвана, но пациент снял маску и громко смеется над тем, что все боятся, что он на них дышит.

С помощью охраны мы доставляем его в его палату. Я разговариваю по телефону с полицией, но они извиняются- они не могут приехать, чтобы арестовать за незначительное нападение. Пациенту будет выдвинуто обвинение, и, возможно, в будущем до него доберутся. Но на прошлой неделе пятеро полицейских отправились на карантин. Город не может отправить полицию на вызов в больницу, если в этом нет острой необходимости. Полиция тоже должна оставаться работоспособной.

Беспокойство накатывает время от времени: это царапанье в горле, скованность в шее - вдруг это первые признаки возникновения вирусного синдрома? Друг-врач, которого я знаю много лет, расплакался сегодня во время нашего разговора.
Приходит коллега-реаниматолог, и мы обсуждаем количество имеющихся у нас аппаратов ИВЛ. Если верить прогнозам, этого будет недостаточно. Желудок каждого врача выворачивается при мысли о том, что ему нужно выбирать, кто получит ИВЛ, а кто нет, исходя из вероятности того, выживут ли они. Мы все думаем о наших любимых пожилых родственниках.

«Может быть, мы получим больше аппаратов ИВЛ». Это то, что мы все говорили о тестах две недели назад. Тем не менее, Южная Корея уже протестировала 200 000человек, а мы до сих пор не можем сделать тест всем, кому нужно. Нет информации о том, когда будут тесты, только смутные обещания.
Осматриваю 37-летнюю женщину. Ей сделали тест шесть дней назад, мазок был отправлен в Северную Каролину, и она только что получила результат. Положительный. К счастью, она не очень больна и пойдет домой на карантин.

Я протираю защитную маску, чтобы снова использовать ее. Помыть руки, надеть новые халат и перчатки, маску N95, и я иду к следующему пациенту.

Эта женщина явна больна. Она среднего возраста и достаточно больна, чтобы оставаться в больнице, но она отказывается. У нее дома дочь с особыми потребностями; она не может оставить ее одну. Больше некому о той позаботиться. Они будут оставаться вместе и в одиночестве на протяжении всего этого - «Чему быть, того не миновать», - говорит она.

В конце концов смена заканчивается; Я выхожу на улицу к пустой ночной стоянке. Быстро осмотревшись вокруг, я снимаю свою одежду и бросаю ее в кузов моего грузовика, где она останется лежать, пока я не брошу ее в стирку.
Сидя в нижнем белье в моем грузовике, я быстро отвечаю на несколько сообщений.

«Можем ли мы устроить вечеринку как при ветрянке с детьми наших друзей, мы же все равно заболеем?»

"Нет нет Нет Нет. Пожалуйста, не надо

«Если ежегодно от гриппа умирают 12 000 американцев, почему все паникуют?»

«Потому что ЭТО может убить 1,5 миллиона. Пожалуйста, верьте эпидемиологам, которые жизнь на это потратили, а не собственным теориям ».

Ну вот, можно ехать домой; Я делаю свой первый глубокий вдох за много часов, оглядываюсь на нашу больницу и задаюсь вопросом, как это место будет выглядеть через две недели.
Все мы думаем об этом. Но все мы здесь, потому что идет пожар, и мы здесь, чтобы его тушить: рентген-техники, которые делают снимок грудной клетки каждому больному, медсестры, врачы, респираторные техники, весь персонал.

Мы знаем, что некоторые из нас заболеют. По статистике, некоторые из нас умрут. Но мы делаем то, на что подписались. Мы входим в горящее здание, потому что там есть люди, которых мы можем спасти.

Если вы знаете кого-то, кто работает на передовой, пожалуйста, уделите минуту, чтобы отправить ему сообщение на этой неделе и сказать спасибо. Мы идем на работу для вас; пожалуйста, оставайтесь дома для нас.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments