polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Categories:

люди, сидите дома

Перевод статьи отсюда: https://www.propublica.org/article/a-medical-worker-describes--terrifying-lung-failure-from-covid19-even-in-his-young-patients?fbclid=IwAR2LYkSFojsS--6WcXTYSBWvPQ7MtH8A4C9iOL_iya6-6vZvKfq2nJHGq74

Цель статьи - не напугать, а донести, наконец, до публики - люди, сидите дома. Не время сейчас гулять.




По состоянию на пятницу, Луизиана сообщила о 479 подтвержденных случаях COVID-19, один из самых высоких показателей в стране. Десять человек погибло. Большинство случаев - в Новом Орлеане, где на каждую 1000 жителей один подтвержденный случай . Новый Орлеан проводил празднования Марди Гра всего за две недели до своего первого пациента, когда более миллиона людей вышли на улицы.

Это - интервью с техником по дыхательной терапии (прим. - есть в Штатах такая отдельная специальность), чья работа заключается в том, чтобы пациенты хорошо дышали. Он работает в отделении интенсивной терапии городской больницы среднего размера. (Мы скрываем его имя и работодателя). До того, как вирус пришел в Новый Орлеан, его рабочие дни были довольно спокойными - назначения пациентам с астмой, настрой кислорода через нос или, в наиболее серьезных случаях, настройка и управление аппаратами ИВЛ. Его пациентами обычно были люди постарше, с хроническими заболеваниями и больными легкими.

Но с прошлой недели он запускает аппараты ИВЛ для самых тяжелых пациентов с КОВИД-19. Многие из них относительно молоды, по 40 - 50 лет, и до этого- здоровы. Он ошеломлен тяжестью инфекции, ее скоростью и интенсивностью. Отделение интенсивной терапии, в котором он работает, по существу стало отделением коронавируса. По его оценкам, в его больницу поступили десятки подтвержденных или предполагаемых пациентов с коронавирусом. Около трети нуждаются в аппаратах ИВЛ.

Его больница не была готова к такому объему больных. Один врач пытался поднять тревогу и сделать что-нибудь, но большинство сотрудников пришли к выводу, что он слишком остро реагирует. «Они думали, что средства массовой информации преувеличивают факты», - сказал техник. «Оглядываясь назад, этот врач был прав».

Это телефонное интервью было взято в четверг (прим. - 19 марта). Ниже его отчет, сжатый и отредактированный для ясности.

«Читая об этом в новостях, я знал, что будет плохо, но мы имеем дело с гриппом каждый год, поэтому я думал: ну, наверное, не намного хуже, чем грипп. Но наблюдение пациентов с COVID-19 полностью изменило мою точку зрения, и это намного страшнее.
У меня есть пациенты в возрасте чуть за 40 лет, и это шокирует. Я вижу людей, которые были вполне здоровы, никакой хроники, и они внезапно сдуваются, как будто их сбил грузовик. Эта болезнь сбивает с ног совершенно здоровых людей. Вроде все хорошо с пациентом, только нужно немного кислорода, а затем вдруг, внезапно он вообще не может дышать ».
У нас есть отделение наблюдения в больнице для пациентов с положительным или предполагаемым положительным результатом, люди после контакта с больными. Мы ходим и проверяем их показателикаждые четыре часа, а некоторые из них находятся на непрерывном кардиомониторе, поэтому мы видим, что их частота сердечных сокращений внезапно то увеличивается или уменьшается, а иногда пациент внезапно испытывает затруднения с дыханием или вообще перестает отвечать. Дыхательная недостаточность развивается внезапно.

Это называется острый респираторный дистресс-синдром, ARDS. Это означает, что легкие заполнены жидкостью. На рентгеновском снимке все легкое в основном белое, из-за жидкости. Пациентам с ARDS крайне трудно снабдить кислородом - он не проходит через легкие. Уровень смертности при этом около 40%. Единственное спасение при этом - аппарат ивл. Дополнительное давление помогает кислороду поступать в кровоток.

«Обычно ARDS - это то, что происходит постепенно, когда воспаленительный процесс захватывает легкие. Но с этим вирусом кажется, что это происходит за одну ночь. Здоровое легкое состоит из маленьких пузырьков-альвеол. Как дерево состоит из массы маленьких листьев, легкое состоит из маленьких воздушных мешочков, которые называются альвеолами. Когда вы вдыхаете, все эти маленькие воздушные мешочки раздуваются, у них есть капилляры в стенах, маленькие кровеносные сосуды. Кислород попадает из воздуха в легкие в кровь, поэтому его можно переносить по всему телу.
Обычно при ARDS легкие воспаляются. Это как воспаление в любом месте: если у вас есть ожог на руке, кожа вокруг нее становится красной от дополнительного кровотока. Тело посылает дополнительные питательные вещества для лечения. Проблема в том, что когда это происходит в легких, жидкость и лишняя кровь начинают поступать в легкие. Вирусы могут повредить клетки в стенках альвеол, поэтому жидкость попадает в сами альвеолы. Контрольный признак ARDS в рентгеновских лучах - это то, что называется «симптом матового стекла», отсутствие прозрачности, подобно загородке из матового стекла в душе. И легкие выглядят так, потому что жидкость на рентгеновском снимке белая, поэтому легкое выглядит как белое матовое стекло, а иногда и вообще белое, потому что легкое заполнено таким количеством жидкости, что оно вообще вытесняет воздух оттуда, где он обычно находится.

Нашим пациентам с коронавирусом, когда они находятся на аппарате ИВЛ, нужны самые высокие настройки, которые мы можем дать. Около 90% кислорода и 16% PEEP - положительное давление в конце выдоха, которое поддерживает легкое накачанным. Это ппрактически самая высокая дыхательная поддержка, какую я когда-либо видел. После этого выбор вариантов заканчивается.

По моему опыту, такая тяжесть АРДС типична для тех, кто почти утонул - у них в легких куча грязной воды - или для людей, вдохнувших едкий газ. Я никогда не видел, чтобы микроорганизмы или инфекционные процессы вызывали такие острые повреждения легких так быстро. Это то, что действительно шокировало меня.

Когда у кого-то есть инфекция в легких, я привык видеть обычные для нее цвета мокроты: зеленый и желтый. У пациентов с коронавирусом с АРДС много выделений, и они розовые, потому что легкие заполнены кровяными клетками, которые просачиваются в дыхательные пути. По сути, люди тонут в собственной крови и жидкости, которыми переполнены их легкие. Поэтому нам постоянно приходится отсасывать мокроту каждый раз, когда мы заходим к больному.
До этого мы все шутили, ну, знаете, черный юмор. Если у вас был контакт и положительный тест на вирус, вы отправляетесь на карантин, и вам оплачивают это время. Мы все шутили: я хочу получить коронавирус, потому что тогда я получу оплачиваемый отпуск с работы. Но когда я посмотрел на этих пациентов, я понял, черт возьми, я не хочу этого, и я не хочу, чтобы кто-то, кого я знаю, заболел этим.

На прошлой неделе я работал дни и смотрел, как этот новый вирус превращается в серьезную проблему. Сперва у нас был один или два пациента в больнице, затем от пяти до 10 пациентов, а затем 20 пациентов. Каждый день интенсивность усиливалась. Больше пациентов, и сами пациенты начинают становиться все хуже и хуже. Когда это только началось, у всех нас были тонны оборудования, тонны припасов, но, когда у нас стало больше пациентов, у нас все кончилось. Поставок не хватает. Сначала мы пытались использовать одну маску на пациента. Тогда это было просто: вы получаете одну маску для позитивных пациентов, другую маску для всех остальных. А теперь это еще проще: вы вообще получаете только одну маску.
Я работаю 12-часовые смены. Сейчас мы используем примерно в четыре раза больше вентиляторов, чем обычно. У нас такой большой объем пациентов, что очень сложно найти достаточно людей, чтобы заполнить все смены. Соотношение обслуживающий персонал на пациента снизилось, и мы не можем уделять много времени каждому, мы не можем регулировать параметры вентиляции так агрессивно,как всегда просто потому что мы не можем заходить в каздую комнату так часто. И мы также стараемся избегать лишего контакта, чтобы снизить риск заражения персонала и сохранить средства индивидуальной защиты.
Но мы пытаемся максимально отрегулировать настройки на ивл, потому что не надо, чтобы кто-то был на нем дольше, чем надо. Риск смертности увеличивается с каждым днем на ИВЛ. Высокое давление от высоких настроек вентиляции выталкивает воздух в легкие и может слишком раздуть маленькие воздушные шары-альвеолы. Они могут лопнуть, разрушиться. Это может нанести долговременный вред легким. Они могут заполниться рубцовой тканью. АРДС может привести к снижению когнитивных способностей. Мышцы у некоторых людей атрофируются, и потом требуется много времени для восстановления.

Существует очень реальная вероятность того, что у нас могут закончиться кровати в отделениях интенсивной терапии, и тогда я не знаю, что произойдет, если новые пациенты будут нуждаться в интубации и установке ИВЛ. Этот человек умрет, потому что у нас нет оборудования, чтобы поддерживать их жизнь. Что если это будет продолжаться месяцами, и десятки людей умрут, потому что у нас нет вентиляторов?

Надеюсь, мы не доберемся до этого, но если у вас есть только один аппарат ИВЛ, и у вас есть два пациента, вы сможете лечить только того, у кого более высокая вероятность выжить. И я боюсь, что мы дойдем до этого. Я слышал, что происходит в Италии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments