polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Кемпинг в окрестностях Mount Hood

Нашелся кард ридер, и я загрузила фотографии с кемпинга.

На кемпинг я поехала в то же место, где несколько месяцев назад каталась на лыжах - на Mount Hood.
Это излюбленное место отдыха орегонцев, да и не только, и тому есть причины - гора расположена близко и удобно, 26й хайвей, идущий чере нее, соединяет западный и центральный Орегон, вдоль дороги расположено огромное количество отелей, магазинов и ресторанчиков, но в то же время можно съехать с дороги, пройти немного по тропе и ты один на один с лесом, шумом ручья, треском веток...
Обычно я люблю разбивать палатку именно в таких местах, однако на этот раз я поехала одна, и поэтому решила на первые пару ночей остановиться в каком-нибудь обустроенном кемпинге, поближе к людям. Выбор мой пал на Трилиум Лейк.
Трилиум по английски - разновидность лилии, цветок с тремя лепестками, в детстве мы называли такие цветы почему-то "кукушки". Цветы эти в окрестностях озера действительно есть, но кувшинок там гораздо больше.



Проще всего любоваться кувшинками с лодки, но лодки у меня нет, поэтому мне надо было обойти по берегу половину озера, а потом разуться и пройтись по старым полуутопленным бревнам, которые плавно покачивались под моим весом и опускались ко дну, пуская круглые пузыри.




Обойдя озеро, я решила искупаться. Дно в озере торфяное, мягкое, и, когда ставишь на него ногу, то из-под ступни вздымается коричневое пушистое облачко. Зайдя в воду по колени, я замерла на мгновение - на дне сидел и смотрел на меня длинный зеленый тритон. Я шевельнулась, по его телу прошла волна, и он ускользнул быстрой тенью в безопасную глубину. "Вот что такое Лох-несское чудовище!", - подумалось мне. "Большой, очень большой тритон".
Озеро небольшое и довольно мелкое, поэтому в жаркие дни у берегов оно прогревается очень хорошо, но, если заплыть чуть подальше, то кончики палцев ощущают более глубокие, прохладные слои воды.
Искупавшись, я подождала, пока успокоится вода, и закинул удочку, но через пять минут вытащила ее обратно с оборванной леской. Наверное, она зацепилась за затонувшую ветку, но я представила себе бархатного тритона с нежным ртом, заглотившего острый крючок, и от жалости к нему рыбачить расхотелось совершенно.
Перед закатом я быстренько поставила палатку и развела костер. Слава цивилизации, нынешнее снаряжение совсем не напоминает то, что было у нас в школьных походах, те классические монстры, борьбу с которыми так мастерски описал Джером К. Джером. Современную палатку пятилетний ребенок может поставить за десять минут. Ну, у меня ушло пятнадцать, но это только потому, что я постоянно забываю, куда положила предмет, бывший у меня в руках две секунды назад. Еще несколько минут ушло на то, чтобы надуть удобный резиновый матрац. Кемпинг в Америке - это недорогое комфортное удовольствие, доступное и пенсионерам, и младенцам, честное слово.
Вот он, мой домик в ночи.



В ясный день в озере видно отражение пика горы. Вообще, гора видна почти отовсюду, где бы ты ни шел. Гора бесстрастно взирает на тебя сверху, когда ты едешь по шоссе, насаживаешь червя на крючок, окунаешь лицо в душистые заросли цветов или усаживаешься под кустик. Ей все это абсолютно безразлично - она видала и не такое.
Чтобы снять отражение получше, надо было бы встать часов в шесть, когда вода спокойна, как зеркальная подошва утюга, но я проспала, конечно, так что на моем снимке отражение портит рябь от рыбацких лодок и непрерывно плюхающихся в воду грузил.








После завтрака - чай с дымком и бутерброды с чем Бог послал (а послал он, слава ему, много больше, чем кусочек сыра)- я отправилась к горным полянам Bonney Meadows.
Большая часть дороги была ровной асфальтированной лентой, и только последние четыре мили я мучала свою машину каменистой тропкой с россыпью камней. Вообще-то, нормальные туристы идут по такому маршруту пешком, но мне, если честно, было лень, так что хождение ногами в тот день я ограничила до минимума.
Поляны находились гораздо выше моего кемпинга, и по пути лето постепенно сменялось ранним летом, поздней весной, а потом в воздухе запахло талым снегом, и слежавшиеся пласты этого самого снега показались по обочинам дороги. По самой дороге журчал совершенно весенний ручей, точно такой, по каким я пускала в детстве апрельские бумажные корабли. На ветвях деревьев зеленели почки. Я переобулась в резиновые сапоги и вышла на поляну.
Там было сыро, вода хлюпала под ногами, но в зеленой траве пестрели яркие желтые, белые, розовые цветы. Я не знаю, что это - на цикламены похоже, но очень маленькие.









Кочки были покрыты кустиками, такими миниатюрными елочками. На Камчатке похожие кустики были у ягоды шикши, но я не помню, чтобы они цвели такими ярко-розовыми цветами.




Эта лягушка выбежала прямо на меня и позировала долго и терпеливо. Она чуть-чуть не в фокусе, потому что мне очень не хотелось плюхнуться пятой точкой в холодную воду, потеряв равновесие, и я снимала ее с колена, на автофокусе.
Возможно, лягушка (лягушк?) терпеливо ждала, пока я ее поцелую и развею какие-нибудь чары, но мои матримониальные позывы вовсе не так сильны. Кто-нибудь другой, когда-нибудь потом, - так я ей и сказала, бедной.

А потом снова было постепенное возвращение в лето. Сначала исчез снег, потом заколосились между елок кремовые шапки цветов, которые по-английски зовутся bear grass (медвежья трава), а по-русски я не знаю, как, и вообще никогда раньше не видела таких цветов.



Пока я шла вниз к машине, то все пыталась поймать в видоискатель одну из бабочек, которые порхали над дорогой целыми стаями, но они не хотели позировать. И я довольно сильно удивилась, когда подошла к машине и увидела, что она буквально облеплена трепещущими крылышками. Что привлекло их в моей старушке? Моя машина, конечно, не образец чистоты, но все ж не так все плохо...
Вот она, бабочка-колбасница. (Это выражение придумал мой отец. Я, поймав очередную бабочку, пыталась идентифицировать ее по справочнику, чтобы выяснить, крапивница то, капустница или махаон-маака, а отец всегда заявлял, глазом не моргнув: "Это - колбасница! Вот увидишь!" А я все спорила с ним, доказывая, что пойманный экземпляр наверняка относится к семейству парусников...)



По-хорошему, было бы здорово поехать не одной, а с группой, в идеале - на лошадях или на осликах, чтобы пройти по маршрутам, рассчитанным на несколько дней, но, поскольку о таком мне приходилось только мечтать, то на такой маршрут я соваться одна побоялась. Не дай Бог, подвернешь лодыжку, и неизвестно, когда кто-нибудь придет к тебе на помощь. Однако хотя бы по началу маршрута пройтись хотелось, и это я запланировала на следующий день.
Сказано-сделано, и на следующий день я свернула с 26й дороги на 18-ю по пути к маршруту Мазама.
18-я дорога на одном участке пролегает по самому краю склона, не впишешься в поворот - и запросто кувыркнешься вниз, как в приключенческом фильме. По счастью, она довольно широкая, и ехать можно спокойно, но у меня жуткая боязнь высоты, поэтому на обочину я старалась не смотреть.
И только там, где места стало совсем много, я остановилась, чтобы пройти по зарослям ромашек и ежевики.





Маршрут начался очень приятно - пологая тропа, вьющаяся меж елей и рододендронов, лилии на фоне белоснежного пика...

Однако очень скоро начался довольно крутой и бесконечный подъем - сначала по каменистым россыпям, затем по лесистому склону сопки.

Меня хватило где-то на час подъема медленным темпом. То есть, я могла бы пройти и больше, если бы знала, что есть шанс выйти к какому-нибудь интересному месту, однако карты маршрута у меня с собой не было, и я не знала, хватит ли моих сил, чтобы выйти хоть куда-нибудь. Тема елок была уже вполне для меня раскрыта, и я спокойно развернулась и начала спускаться вниз.







К огорчению своему, вернувшись в кемп вечером, я обнаружила, что он дополна заполнился отдыхающими. Поскольку палаточных площадок там было довольно много, то дополна означало прорву народу, крик, детский визг, очередь у туалета и как минимум по рыбаку у каждого спуска в воду. Это мне не нравилось, и, будь хотя бы на два часа пораньше, я уехала бы сразу, но было довольно поздно, и я решила передислоцироваться на следующий день, после того, как пройду по очередному маршруту.
Маршрут же мой снова лежал к горной поляне, на этот раз к Elk Meadows (Оленьи поляны). Погода стояла очень жаркая, и я решила, что было бы совсем неплохо охладиться в высокогорьи. Так что утром я быстренько свернула свои пожитки, и отправилась в путь.
Маршрут к Elk Meadows довольно длинный - туда и обратно около 8 миль, то есть, примерно 12 километров. Но я решила, что буду экономить силы, идти медленно, и при таком раскладе вполне смогу осилить эту дорогу.
Надо сказать, что маршрут оказался довольно несложным и красивым. Правда, несколько раз путь пересекали ручьи - какие-то удалось перейти по камням и бревнам, а какие-то пришлось переходить босиком. Вода горных ручьев холодна даже в жаркий день.



Где-то на половине пути пришлось идти в гору, но подъем был не очень крутым - молодая пара, шедшая налегке, обогнала меня бегом, когда я присела передохнуть и попить воды. Тяжелее пришлось нескольким молодым людям, которые решили разбить у поляны лагерь - они шли со своими огромными рюкзаками медленно, тяжело дыша, было видно, что они экономят каждое движение - даже обычного и чуть ли не обязательного для американцев "Привет! Как дела!" не сказали. (Дело было в субботу, поэтому мне встретилось, в общей сложности, человек десять на этом маршруте. В будний день, я думаю, там не было бы никого).
Вдоль дорожки росли какие-то кусты с листьями, похожими на смородину, но без запаха, цветы. Земля была сырая, и от нее поднимался тот самый парной благоуханный дух, который можно ощутить, забравшись в жаркий день в хорошо политый малинник.


Как и в прошлый раз, становилось прохладней, а последний участок пути я шла по снегу, то и дело зачерпывая его в горсть и смывая с лица и шеи горячий пот.
В том месте, где тропинка подошла вплотную к поляне, лежало поваленное ветром бревно, на которое я присела, чтобы с удовольствием слопать свой бутерброд. Обогнавшая меня прежде парочка валялась неподалеку, загорая на пригорке посуше. Наверное, к концу июля снега уже не будет, и поляны будут сухими, но я не знаю, будут ли на них тогда так пышно цвести весенние цветы.


У меня этот путь занял около четырех часов, но я шла совершенно не напрягаясь, останавливаясь у каждого живописного места.
В нескольких местах маршрут разветвлялся, и я, с моей топографической тупостью, боялась потеряться, но, кажется все шло хорошо, и на обратном пути я расслабилась, узнавая все те места, по которым шла к поляне. Подходя к концу маршрута, я вспомнила, что оставила в багажнике шоколадку с орехами, и заранее облизывалась, представляя, как я буду снимать с нее серебристую обертку.
Однако, выйдя из леса на стоянку, машины своей я не обнаружила.
Что может почувствовать человек, который на исходе дня, усталый, обнаруживает, что в лесу у него пропала машина, в которой, к тому же, все документы, которые я, вопреки всем полученным ранее урокам, не взяла собой, желая идти налегке?
На стоянке была пара других машин, но я была уверена, что они принадлежат парням с рюкзаками, а значит, раньше следующего дня их влaдельцев можно не ждать с просьбами подвезти.
Минут через десять жуткая паника улеглась, и в ход, наконец, вступил рассудок. Куда, в принципе, может исчезнуть машина? Ее могут украсть, что очень нереально в таком удаленном месте, куда трудно и незачем забраться всякой шантрапе. Шанс, конечно, есть всегда, но не такой, чтобы серьезно принимать его во внимание.
Еще машину могут утащить - но на этот раз я не забыла повесить на зеркало оплаченный абонемент, и знака, запрещающего парковку, не было тоже - заплатив пару раз штрафы, я научилась обращать внимание на такие вещи.
В раздумьях я подошла к карте маршрута, висевшей на щите у начала тропы. Стрелочка, указывающая на начало пути, была аккуратно приклеена сбоку. Опа! В памяти всплыла детская забава "Найди десять отличий". Стрелочка у того входа, где я вошла, была нарисована карандашом, я это помнила точно. В канаве у щита не было банки из-под пива (здесь, в лесу, можно ожидать, что банку бросят, но сомнительно, что кто-то вернется, чтобы ее поднять). И вот этого куста с синими цветочками я тоже что-то не могла вспомнить. Следующие полчаса ушли у меня на то, чтобы понять, куда же я все-таки вышла и каким образом умудрилась сбиться с размеченного пути. А уж километра полтора по обочине хайвея, что отделяли эту стоянку от той, на которой я оставила машину, я почти бежала, невзирая на сбитые пятки - мне было почему-то очень страшно, что машины не окажется и там.
Однако за поворотом она блеснула мне своим белым боком, и, Бог мой, в этот миг я была готова ее просто расцеловать.
А вот шоколад мне развернуть не удалось - он растаял совершенно, и пришлось мне его высасывать, то и дело прикусывая противные кусочки фольги.
Однако же надо было торопиться - день клонился к вечеру, все обустроенные кемпинги наверняка были забиты под завязку, а мне надо было найти мето для ночлега. Немного подумав, я решила двинуться к Веда Лейк - я была там в прошлом году и знала дорогу, и, хоть я и не планировала останавливаться там на этот раз, выбирать не приходилось, до темноты я должна была успеть поставить палатку.
Веда Лейк - небольшое озерцо, расположенное всего в четырех милях от кемпинга у Трилиум Лейк. Там даже есть место для кемпинга, но оно бесплатное, а значит, совершенно неустроенное - только вбитые в землю деревянные столы и обложенные камнями места для костров. Обычно в таких местах останавливаются только те, кто ищет тишины и одиночества, а таких немного, так что я рассчитывала, что окажусь у озера одна. Я завела мотор и вскоре свернула на боковую дорогу с простым земляным покрытием.
Ехала я небыстро, так что успела хорошо рассмотреть, как улепетывает от меня бельчонок, уже довольно самостоятельный для того, чтобы одному выходить гулять, но еще совершенно глупый, и как убегает, выписывая никчемные зигзаги, коричневый заяц, смешно вскидывая лапы в белых носочках.
Дорога к озеру, к тому же, по моим воспоминаниям, была ужасной - сплошные рытвины, ухабы и торчащие вверх камни - далеко не каждый рискнет гонять машину по такой дороге.
Однако в этом году дорога, к моему удивлению, оказалась значительно глаже - очевидно, лесные службы присыпали ее свежим щебнем, сгладив неровности. может, этим и объяснялось то, что на площадке для кэмпинга оказалось целых четыре машины. Правда, ни одной палатки расставлено не было, так что я понадеялась, что люди просто пошли по маршруту к озеру, а потом сядут в свои машины и уедут, оставив весь кэмпинг мне.
К тому моменту, как я разбила свой маленький лагерь и набрала хвороста для костра, начало темнеть, послышался смех и разговор, и из леса действительно вышли люди. Одна за одной завелись машины, и уехали, вспарывая быстро падавшую тьму светом фар. Однако одна машина осталась, и это меня чуточку беспокоило. Скоро тьма сгустилась окончательно, на огне у меня вкусно запахло мясо, и открытое пиво приглушило тревогу. Я рассудила, что люди наверняка разбили лагерь где-нибудь у озера, и спустятся только утром. К этому моменту я уже страшно устала, и начала укладываться спать.
Когда ночуешь в лесу совершенно одна (хотя и точно знаешь, что в радиусе всего трех миль находится немеряное количество народу), то, хочешь-не хочешь, прислушиваешься к шумам, которые раздаются снаружи палатки. Вот хрустнула ветка - белка? Вот тренькнула полупустая бутылка с топливом для лампы... Шорох... Еще.. Внезапная вспышка света - и меня как пружиной сдернуло с постели - что такое? Кто-то провел по моей палатке фонарем? Но тут раздался раскат грома, потом еще, и вскоре по крыше палатки дробно застучали круглые капли дождя.
Под их музыку я и уснула.
А люди спустились к машине действительно утром, я расслышала сквозь сон два веселых голоса - мужской и женский, и, уверенная, что от носителей этих голосов вреда мне не будет, спокойно уснула дальше.
Когда я проснулась, никаких следов ночной грозы не было и в помине - с ярко-синего неба сияло солнце, поднявшееся уже высоко, я опять заспалась.
Хороший завтрак, приготовленный на костре - и я отправляюсь к озеру.
Вверх, вверх, вверх. Утираю пот со лба. маршрут должен быть совсем недолгим, пара километров. И вот с вершины сопки мне открывается вид на озеро.



Теперь дорога идет вниз, и озеро, голубеющее сквозь заросли рододендронов, становится все больше.






К тому моменту, как я спускаюсь к самому берегу, становится очень жарко, поэтому первым делом - купаться, броситься в прохладную воду, смывая с себя соль и гарь костра. Потом - намочить футболку, чтобы она облегала прохладой тело, а после можно и порыбачить. Да, время, конечно, не то - солнце высоко, раньше надо было, часа на два хотя бы... Но вода совершенно прозрачная, и я вижу, что рыба в озере есть - довольно приличных размеров рыбешка ходит кругами у связанных кем-то в подобие плота бревен. Пытаюсь закинуть удочку, стоя на этих бревнах, но они предательски качаются при каждом движении. Поэтому перехожу на берег и вновь забрасываю леску с одной наживкой, потом с другой... Рыба подплывает к наживке, и я вижу, как она легонько пробует ее на вкус и выплевывает обратно - мне даже кажется, что я вижу, как белые рыбьи губы складываются в брезгливую гримаску... А все уверяли меня, что прекрасно ловится форель именно на эти нажики. Нет, видимо, рыбак из меня никакой.
Зато у берега полно раков, и они-то уж не брезгуют наживкой. Я некоторое время развлекаюсь, забрасывая удочку с икринкой и вытаскивая на берег жадных раков, вцепившихся в икринку клешнями, а потом смотрю, как они поспешно улепетывают назад. Пятясь, разумеется, раком.. Можно было бы отловить с дюжину и сварить, но я не могу себе даже представить, что надо бросить кого-то живьем в кипяток, хоть даже и рака. Гуманизм, понимаешь ли.



Проходит еще час, и я понимаю, что пора уходить. Впереди меня ждут 250 миль дороги до Сиэттла. Я собираю удочки, и на прощанье, словно смеясь надо мной, форелька размером с ладошку выделывает в воздухе сальто-мортале, поблескивая на солнце радужными пятнышками на боках.
Tags: Путешествия, Фотки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments