polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

А. Иванов. "Географ глобус пропил".

Ну вот, наконец, и я прочла книгу А. Иванова "Географ глобус пропил". Спасибо, кстати, всем предыдущим читателям, высказавшимся об этой книге в интернете - если бы не вы, я бы еще долго не знала об этой книге. А может, не узнала бы никогда.

Рецензий на книги мне не приходилось писать со школьных времен. Правда, в школьные времена это называлось сочинением, за это ставили оценки и по написанному в сочинении можно было определить моральный и умственный облик написателя. Непременной фразой тех сочинений было "Автор своим произведением хотел показать..."
Ну что ж. Мой облик, особенно моральный, представлять, право, не стоит труда - поверьте, други, он низок. О том же, что хотел показать своей книгой автор, я не имею понятия, и, более того, мне нет до этого дела. Если бы автор озаботился тем, чтобы все поняли, что именно он хотел сказать, то непременно бы очертил бы это в авторском предисловии, написав что-нибудь вроде "В сей назидательной драме я порицаю леность...". Коль скоро этого предисловия нет, я считаю себя вправе забить на помыслы автора и извлекать из написаного то, что мне заблагорассудится.
Итак. Выпускник биофака Виктор Служкин, чая прокормить жену и дочь, устраивается на пропащее место - вакансию учителя географии. (Сущая правда жизни, кстати. Были и у меня в девичестве розовые мечты о биофаке. Родители так и сказали - "Что, в школе захотелось поработать?" Мне не хотелось. Очевидно, мама и папа Служкина знали жизнь хуже, чем мои).
И дальше мы погружаемся в перипетии его общественной и личной жизни.
Личная жизнь у Служкина, прямо скажем, складывается не ахти как. Жена Надя его откровенно не любит. Грызет ежедневно и ежечасно, что твоя мышь - сухарь в чулане.
Служкин же все унижения от нее смиренно терпит, не протестуя. У меня лично подобное смирение вызвало недоумение. Я так и не уяснила себе до конца - то ли Служкин так уж сильно и по-ангельски ее любил (не явствует из сюжета), то ли очень силен был в нем комплекс неполноценности с комплексом эдиповым в одном флаконе, и жена была для него этакой строгой нелюбящей мамочкой, которая вечно недовольна, и все, что от нее можно услышать, это "ты плохой мальчик, я тебя не люблю". Уйти от мамочки же, однако невозможно, просто потому, что невозможно, и все.
Надя, кстати, являясь второстепенным персонажем, выписана настолько ярко, что ее характер мне виден гораздо четче, чем характер главного героя. Серое снулое ничто, живущее не по правилам души и сердца, а потому, что "так надо". Даже неженатого любовника она и то полюбить по-человечески не может. Такая, несомненно, поедет за мужем-декабристом в Сибирь (ну а как же? Венчались же?) и доведет его там через месяц до разрыва сердца грызней "До чего же ты семью довел, люди как люди, а ты..."). Служкин явно не по ней. Ей нужен муж, который заботился бы о ней меньше или не заботился бы никак, ставил бы как минимум по фингалу в неделю, и демонстративно уходил бы к любовнице раз в месяц. Вот из-за такого она бы писала кипятком, что говорится. АС Пушкин был неоднократно прав.
Абсолютно любой женский образ в книге, даже "Угроза", мне лично симпатичней. Они хотя бы личность.
А что представляет из себя сам Служкин? Где-то в середине книги он замахивается на роль Диогена - мол, "Человека ищу". И действительно, вроде бы ищет - в своей снулой жене, в негодяе Градусове, в практичном приятеле Будкине. При всем том, диогеновской аскезы достичь духу у него не хватит никогда. Жить в бочку он не уйдет. От приготовленых оладий не откажется. Не откажется и от секса - по настроению. Никакой он не Диоген, он просто никчемный созерцатель. Того же самого Градусова можно было приручить к себе, как собачку - он только того и ждет, гнусный, никому не нужный хулиган Градусов, обделенный благами жизни. Но Служкину активная роль приручателя ни к чему. Он созерцательно скользит по серым скучным будням бедной страны, бедных людей. Он смутно хочет лучшего, он знает, что лучшее может быть, но сделать для наступления этого лучшего он не хочет ничего. Хотя, пожалуй, может, реально может. Ему не стоило бы труда влюбить в себя собственную жену Надю, или уйти от Нади, составив счастье какой-нибудь стоящей женщине. Он нравится абсолютно всем женщинам в книге. Но ведет себя так незначительно, что даже девочка Маша терят к нему интерес. Он мог быть блестящим учителем, разбивателем сердец, любимым и неповторимым, да кем угодно - он недурен, неглуп, не бесталанен. Он выбирает стстус ничтожества. Сам, без принуждения. Никчемный мягкотелый псевдоинтеллигент, псевдопародия на чеховских псевдогероев. Неоформленное добро ничуть не лучше зла. За аморфной бесхарактерностью даже, пожалуй, хуже.
Некоторым людям эта книга показалась смешной. Ну, в общем, тортом в морду - тоже многие смеются.
Книга в целом, кстати, неплохая. Не то, что бы очень реальная (а то Печорин реален. Ну-ну.), но и не совсем выдуманная. Я лично чмо, похожих на Служкина, видела.
Людей, похожих на прочих персонажей, правда, видела в разы чаще. Вполне себе описывает тоску жизни современного псевдоинтеллигента. Язык хороший. Идея не нова, но, видимо, неизбывна. Прочитать вполне себе стоит.Все вышеизложенное - имхо.

Tags: культур-мультур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments