polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Category:
Хаус чего-то мне последнее время не очень. Народ говорит - сезон плохой, а по-моему, приелось просто. Все равно пока смотрю чисто из-за самого Хауса. Обаятелен, засранец.
А настоящая жизнь, тем временем, от сериала все же отличается прилично. Ну, характер мой, наверное, все же портится пропорционально возрасту, но за Хаусом я не поспеваю (сколько ему там лет? Выглядит на примерно 55 плюс-минус). Но все ж он (мой характер, а не Хаус) еще не очень плох - по крайней мере, вернувшись из отпуска и пребывая в пониженном расположении духа я все же регулярно выслушивала от коллег "О! Вернулась! Мы уже соскучились по твоей улыбающейся мордахе!". Стало быть, я еще не безнадежна. :) Но это офф-топ.

Настоящая жизнь куда прозаичней. Проще. Жестче. Без драматичных эффектов.
Мужчина 78 лет. Курильщик со стажем (лет двадцать как бросил, потому до сих пор жив, но навредить себе успел). В 61-м (блин, я еще не родилась) был прооперирован по поводу рака языка (курение!). Видимо, рак был на ранней стадии, раз до сих пор жив. Шея, правда, после операции деформирована, жесткая, негнущаяся, но рот открывается, он говорит, он ест этим ртом, он дышит через нос, а не через трахеостому (дырочку в шее), то есть, с медицинской точки зрения все более, чем прекрасно.
Помимо истории рака, у мужика некоторые проблемы с легкими (курение), повышенное давление, инфаркт миокарда в анамнезе. Но ему 78 лет, грех жаловаться. (Если бы не современный уровень медицины, он был бы мертв лет тридцать как. Медицина делает только то, что может, и у мужика хорошие гены, но все равно. На одних генах ТАК не выедешь).
И вот начались у него какие-то новые боли в груди и в спине. Пошел обследоваться. Сделали снимок - увидели расширение средостения. В средостении там много чего есть, но в первую очредь думают об аневризме аорты. Сделали КТ - таки да, есть аневризма, довольно большая.
Аневризма, если кто не знает, это утоньшение стенки сосуда. У аорты в норме толстая, мощная стенка, потому что это - самый магистральный сосуд, выходящий из сердца, и ей приходится выдерживать кровяное давление, которое может быть довольно высоким. Иногда, особенно если давление долго остается высоким, а на стенку сосуда действуют разрушающие факторы типа никотина, стенка теряет эластичность, становится тоньше, и под влиянием давления потихоньку расширяется, образуя тонкостенный мешочек. Чем больше мешочек, тем скорее он порвется. Есть специальный алгоритм, который помогает определять, на сколько процентов возрастает риск разрыва с каждым годом в зависимости от размеров. У мужика шанс разрыва был большой. То есть, при лечении аневризмы он, учитывая его состояние здоровья, мог бы еще лет пять прожить, а то и десять. Без лечения - максимум года три.
Лечение, разумеется, хирургическое.
Еще совсем недавно иссечение аневризмы аорты проводилось исключительно с огромным разрезом на животе. На аорту на определенном этапе накладывали зажим над аневризмой, полностью прекращая кровоток ко всем органам, которые кровоснабжаются артериями, отходящими ниже зажима. Истонченный кусок аорты вырезали, а на его место вшивали искусственный протез. Потом снимали зажим. Чем дольше был наложен зажим и чем выше он был наложен, тем больше был шанс, что пациент не выживет - страдают почки, сердце, спинной мозг, да все, что угодно. Кровопотеря, незмотря на все зажимы, может превышать нормальный объем крови в разы, значит, кровь надо переливать (ведро крови - не редкость), а это означает все осложнения, связанные с переливанием крови. Выживаемость была невысокой. Такие операции и сейчас еще делают, иногда без этого не обойтись. Но все чаще мые это делаем не открытым доступом, а внутрисосудистым.
В артерию на бедре вставляется трубка. Через трубку проводится протез - прямо к аневризме.
Подшивается изнутри сосуда (управляют всем этим, глядя на экранчик - на конце трубки есть датчик, который выводит видео на экран). Сложно, довольно долго, но эффективно, но кровопотеря от десятка литров снижается до полулитра, а выживаемость увеличивается просто в разы. Там, где можно, операция делается именно так. И мужику этому тоже решили делать именно так.
Такая операция общего наркоза не требует, что тоже хорошо. Дается обычно легкая седация - человек дремлет, но интубировать его не надо, дышит сам.
Начали операцию. Со мной молодой медбрат-анестетист был, хороший, из смышленых. Во многих местах анестетисты вообще соло наркозы дают, это дешевле, чем врач, а опытный анестетист со многим справится не хуже.
И вот где-то через час начал у мужика ритм сердечный барахлить. Бьется-бьется, потом пауза. Потом опять бьется. Неприятное это дело, я вам скажу - наблюдать такое на экране монитора. Обычно такое бывает, когда нарушены внутрисердечные пути прохождения импульсов. Как бы электрическая проводка барахлит. Вполне обычное дело после инфарктов, часто требует вшивания кардиостимулятора. Но тут пациента нашего вроде проверяли перед операцией, показаний для стимулятора не было.
Понаблюдали мы с полчаса, и тут анестетист мой запаниковал. "Надо прекращать операцию!" - кричит. Хирург фшоке, я, говорит, только к самому интересному моменту подошел. Решение на мне.
Очень тяжелый момент. По идее, запросто можно прекратить операцию, снять мужика со стола, отправить в кардиологию. Найдут у него что-то кардиологи? Скорее всего, ничего нового не найдут. Очень может быть, что у него во сне такое бывает. И не во сне тоже - он говорил, что иногда у него случается головокружение, и он вынужден сесть, чтобы это переждать. Возьмут ли его на повторную операцию? Возьмут, но только после всех обследований и когда очередь снова подойдет. А вдруг у него за это время аневризма порвется? Йо.
А не прекращать - ну очень страшно. Ритм сердца то тридцать ударов, то двадцать, того и гляди, до остановки дойдет.
Не стала я, в общем, ничего прекращать. Подключили наружный кардиостимулятор, через кожу. к счастью, пациент не толстый был, можно было обойтись низким напряжением (при высоком напряжении - больно, пришлось бы под общий наркоз переводить, все было бы сложнее). Пока сердце бьется само 60 ударов в минуту хотя бы, стимулятор молчит. Как только выдается длинная пауза, длиннее секунды, стимулятор срабатывает и добавляет ритма на время паузы. Плюс атропину дали, он тоже сердечный ритм ускоряет. Из комнаты я, уже, конечно, ни на секунду не вышла - обычно я перемещаюсь спокойно, только наблюдаю за происходящим, а в комнате непрерывно - резидент или анестетист. Но тут, естественно, никуда не выйдешь, так и простояла два часа, осталась без обеда. :)
Так и доделали все с этими паузами, после операции мужик проснулся, а как он проснулся, так все у него и прошло. Отвезли его, конечно, все равно в реанимацию, под наблюдение, вызвали кардиолога. Ну и что? А ничего, кардиолог опять ничего не нашел, на вопрос, нужен ли постоянный кардиостимулятор, сказал - нет. Сейчас он уже, наверное, и вовсе выписался из больницы.
И очень на душе хорошо, когда знаешь, что решение принято было правильное. А ведь иногда и не знаешь, вот в чем штука. Ходишь потом и маешься - а вдруг все было бы иначе. Поди знай.
Tags: Работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments