November 14th, 2020

(no subject)

Вчера под конец смены привезли в приемник семимесячного ребенка. Внутричерепное кровоизлияние, интубация, остановка сердца в пути с успешной реанимацией. Причина - абьюз. На снимках - старый сросшийся перелом бедра и можественные
мозговые кровоизлияния, новые и старые. Синдром детского сотрясения, классика - когда берут ребенка и трясут со злостью, шея еще слабая, голова мотается в стороны, мозг при тряске проходит через серию "разгон-торможение", происходят разрывы сосудов и кровоизлияния. Ну и перелом конечности у ребенка, который еще не ходит и не ползает, тоже указывает на жестокое обращение.
Ребенок в приемном покое открыл глазки, руки-ноги двигались нормально. Персонал дружно заагукал и заусипусил. Хорошенький такой ребенок, реснички длинные, кожа как фарфоровая.
Первоначальная версия матери - сосиской подавился, задохнулся. Ну да, сосиской. Неизвестно, сама она изверг такой или сожителя прикрывает. Чаще всего это бойфренд, не отец. Отцы гораздо реже бывают жестоки к своим маленьким детям. Очень такая анималистичная черта - изничтожить чужое потомство. АНе так уж и далеко люди ушли от остальных приматов.
Кстати, об анималистичности. Случалось вам вспылить, когда в автобусе места мало, а кто-нибудь плюхается на одно свободное сиденье, а на другое ставит свою сумку? Этот человек совсем необязательно то, что вы про него в тот момент подумали, а может быть даже и высклазали вслух. Это обычный животный инстинкт, территориальность. Та самая, которая побуждает собаку метить каждый кустик. Напоминаю, инстинкт это действие сугубо биологическое, неосознанное, заложеное природой. Подавить его воспитанием и осознанием можно, даже инстинкт самосохранения можно подавить, если решиться. Но для этого нужен сильный дух. А по дефолту у нас чистый анимализм, животная природа. Вот здесь я, и здесь тоже буду я, и чтобы всем было ясно, что это мое.

(no subject)

Так, нас опять закрывают. Не полный локдаун, но близко, если верить слухам. Официальное объявление будет в понедельник.
Как это все надоело. А ведь я интроверт, я могла бы неделями из дома не выходить без проблем, но даже меня напрягает. И я сомневаюсь в целесообразности этого закрытия всего поголовно. Маски нужны, руки обрабатывать нужно, дистанцирование - да, а вот так, чтобы все закрыть - это перебор. Увы, цифры заболевших растут стремительно, многие упрямцы отказываются носить маски, и лучше не становится. Насколько я знаю, некоторые штаты начали ограничивать лечение по возрасту, поскольку на всех ресурсов не хватает. Деталей не знаю, но сам по себе факт страшненький.
Сегодня я вела коучинг-сессию с молодой женщиной, коуч-одноклассницей. Я не писала об этом, но прохожу курс сертификации по коучингу; в процессе мы тренируемся друг на друге. Надо будет написать об этом подробнее как-нибудь.
У нее был запрос - выработать стратегию того, как справляться с изоляцией. Она экстроверт, и в изоляции ей плохо. При этом общение через зум у нее не идет, поскольку зум плотно связан с работой и не дает того, чего она ждет от общения - энергетической подпитки.
Мы разбирались с тем, что ей хотелось бы делать, чего не хотелось бы, и как-то все шло очень трудно, и тут она говорит - "Ну, мне бы перебиться, пока оно все не кончится". А я - опа - а вдруг оно никогда не кончится? Что, если теперь с этим просто надо жить? Придется ведь что-то серьезно менять в настройках консерватории.
И тут она замерла, и я подумала - ведь заплачет сейчас. И есть о чем плакать.

То, что мы все проходим сейчас с ковидом, это классические стадии горя. Сначала отрицание - все это ерунда, просто грипп, теория заговора, это вот все. Некоторые до сих пор не вышли из этой стадии, а кто-то и никогда не выйдет, есть люди, которые выбирают всю жизнь прожить в отрицании. Потом там идет торг - ладно, надену маску, ладно, пусть локдаун, черт с ним, раз уж так надо. А сейчас идет депрессия, собственно, она давно началась, эти стадии ведь только в учебниках следуют одна за другой, а в жизни они переплетены друг с другом.
Мы горюем по прошлой жизни, по возможности ходить по улицам без масок, сидеть с друзьями в кафе, тусоваться, не задумываясь о том, сколько метров между нами и вот той тетенькой. И никуда не денешься, это горе придется прожить, как и любое другое горе.
А потом оно изживет себя, потому что мы привыкнем и изменим свое отношение к происходящему. Мы всегда привыкаем и меняемся, неохотно, со скрипом, но неизбежно. И даже если когда-нибудь изобретут эффективную вакцину, мы все равно изменимся, потому что так устроена жизнь. А сейчас, видимо, время горевать.