polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Под катом - рассказ. Образчик женской прозы. Написан с полгода назад, после отредактирован. В нем, естественно, есть отзвук чего-то личного, мне кажется, у всех, кто пишет, этот отзвук так или иначе есть. Но именно это мне бы обсуждать не отелось. Если кто захочет рассказ обсудить, пожалуйста, постарайтесь делать это на неличностном уровне.



Моя подруга выдохнула тонкую струйку дыма и стряхнула пепел в траву. У нас был небольшой перекур в фотосессии - она была набиравшим обороты модельером, а я - начинающим фотографом, и мы делали первую совместную фотосессию на товарищеских началах, к взаимному удовольствию.
"Посмотри, какое облако, как большая раковина", - я вечно разглядываю окружающие меня предметы, находя в них сходство с чеми-нибудь псторонним.
"Раковина..." - медленно проговорила она. "Раковина... А знаешь, именно с раковин и началось мое профессиональное шитье".
Я превратилась в уши.
"Я жила тогда в Канаде, на птичьих правах", - начала она. "Дело мое лежало в иммиграционной конторе, больших надежд у меня не было, заработков тоже. Я вообще тогда официально работать не могла, и устроилась в подпольную русскую лавочку по пошиву кухонных полотенчиков и прочей дребедени. Не знаю уж, как они выживали в конкуренции с Китаем, но факт, что мне даже платили деньги, маленькие, но регулярные. А шить я умела, платьишки-брючки себе мастерила всегда сама, и вкусом никогда обделена не была. А тут попалось на глаза объявление в газете - принимаются заявки на конкурс портных-любителей. Тема конкусрса - море и морская жизнь. Надо представить коллекцию, и победители получат не только деньги, но и участие в показе мод, а, значит, известность.
Я всегда была человеком рисковым, и тут же решила участвовать в конкурсе. Придумала несколько эскизов, приглядела ткань голубых оттенков. А потом пришла мне в голову мысль - неплохо бы украсить уже готовые платья раковинами, как вышивкой. Жила я очень далеко от моря, но раковины можно было купить в магазине. Однако цена их мне не нравилась - денег я получала мало, покупка ткани и так сильно расстроила мой бюджет. К тому ж мне еще предстояла поездка в Штаты, в Нью-Йорк".
"В Штаты?", - переспросила я. "Работу искала?"
"Нет, не работу. Искала я тогда, можешь себе поверить, любовь. Я, как и ты, трачу массу времени на интернет - в последнее время, к счастью, меньше, но все равно больше, чем надо бы. В то время я была отчаянно одинока, жила в чужой стране, и мне было очень неуютно возвращаться по вечерам в свою пустую комнатку. Одиночество временами просто хватало за сердце, и я вбила себе в голову, что мне непременно нужно найти любовь, а еще лучше - выйти за эту любовь замуж, и, может даже нарожать детей. Познакомиться с кем-нибудь по-соседству у меня не вышло, а может, я не очень старалась, мне казалось, что местные никогда не примут меня, чужачку, с моим хромым языком и сильным акцентом. Вот и пошла я искать свое счастье в интернет.
Там, конечно, тоже полно всякого дерьма, но через пару месяцев попался мне один интересный мужчина, наш, из Нью-Йорка. Мы начали переписываться, нашли множество похожего в судьбе и в характере, и он предложил мне встретиться и съездить в путешествие по Америке, через полгодика. Полгода! Можешь себе представить? Это мне ждать полгода, мне, которая и неделю-то переждать не может! Подумала я, подумала, и предложила приехать к нему сама. Он согласился. А я к тому времени посмотрела на его фотографии, и, знаешь, влюбилась в него по уши, заочно.
Приехала - и завертелось. Гуляли, целовались, голова у меня после долгого одиночества совершенно пошла кругом. Казалось мне, что ближе человека не было никогда, ну, ты знаешь, наверное, как это бывает. Все казалось мне смешным и милым - допустим, я не пользуюсь рожком для ботинок, не умею. Он увидел и так неодобрительно хмыкнул - мол, денег не считаешь, наверное, сколько раз в год тебе приходится ботинки покупать? Или история о девочке, в которую был влюблен в детстве - она подарила ему фотографии, а он роздал их мальшишкам в классе, чтобы они взяли его в компанию. Ничто не отталкивало меня. Я только смеялась...
Уехала влюбленная до безумия. Мы перезванивались, переписывались, и в путешествие решили съездить обязательно, но до этого встретились еще пару раз, и настолько он лег мне на душу, что я решила - все, судьба моя.
Полгода прошли быстрее, чем я думала, и вот мы поехали в долгожданное путешествие. Горы, море... Единственное, что чуть омрачило нашу поездку с самого начала, было какое-то сообщение, которое пришло ему на мобильный телефон, и прослушать которое он не мог, никак не мог, хотя очень хотел - там было что-то со связью, видеть, что есть сообщение, видишь, а от кого оно и о чем - не знаешь, и ответить не можешь. Мы волновались - мало ли ведь что могло случиться, но он позвонил и соседям, и родным, и на работу - кажется, ничего страшного не случилось, и мы успокоились.
Провели мы в том месте четыре дня, а на предпоследний день перед отъездом у нас был запланирован концерт в городе. Выехали мы с побережья, но напоследок решили пройтись по берегу моря. Идем, держимся за руки, счастье переливает через край, и вдруг я замечаю, что весь берег усыпан ракушками. Простенькими, но как раз такими, какие мне хотелось бы для моей коллекции на конкурс. И конкурс как раз через две недели! Упали мы с ним на четвереньки и два часа прособирали ракушки, можешь себе представить? Набили битком все пустые пакеты, какие только были в машине.
Вскоре после выезда из парка и мобильная связь появилась, и он долго прослушивал свои сообщения - я уже взволновалась, но он сказал, что все хорошо. Однако, как только мы выехали на большое шоссе, что-то между нами стало не так, какая-то тень пробежала, а что, я все понять не могла. Приехали мы в город, посмотрели концерт, вернулись в гостиницу, провести нашу последнюю ночь. Но напряжение меньше не стало. А тут мне и стукни в голову - давай, говорю ему, попробуем что-нибудь новенькое. Захотелось незабываемого на прощанье. А он мне раздраженно - что еще новенькое? Мне бы и остановиться, а я продолжаю, заигрывая - мол, не знаю, давай придумаем что-нибудь.
И тут он сорвался. Закричал на меня, долго кричал. Сказал, что я - шлюха, печати ставить негде, что пусть я убираюсь пробовать и новенькое, и старенькое к тем, кто трахал меня прежде, а его пусть я оставлю в покое. Еще кое-что сказал, чего я повторять не буду. Обидел меня так, как я не помню, чтобы кто-нибудь обижал. Ничего больше и не было. Всю ночь я проплакала, утром села на автобус и уехала в аэропорт, а он и головы вселед не повернул. Сердце мое болело, гордость ущемленная рыдала, а делать нечего, да и билет на самолет есть.
Взяла свою сумку, и еще одну сумку с ракушками, тяжеленные, еле дотащила. В аэропорту меня на таможне расспрашивать было начали - куда это вы тащите пятнадцать килограмм ракушек? А мне ни до них, ни до ракушек, у меня сердце болит от обиды и от любви. Брякнула - мол, хочу на задний дворик их высыпать, пусть украшают, а сама только и держусь, чтобы не расплакаться. Пограничник, кстати, про задний дворик услышал - заулыбался, хорошо, говорит, вопросов больше нет, проходите.
Приехала я домой, вся измочаленная, настолько душа болела - ты не поверишь, жить не хотелось. Не могла я понять, что и как. Чтобы себя отвлечь, занялась своей коллекцией, да и на работу вышла. Доделала свои платья, где вышивку пустила, где бахромку или шнур какой. У меня еще проблема возникла - в ракушках ведь надо дырочку пробить, чтобы нашить их на платье. Вот как бы ты сделала дырочку?"
"Я?" - вопрос немного застал меня врасплох. "Ну, не знаю... Сверлом, наверное... Или гвоздиком..."
"А вот и нет!" - победно сказала подруга. "Сверлом или гвоздиком просто расколешь ракушку, и все дела. Я несколько десятков перебила. А потом в голову идея пришла - там посередине утоньшение такое в раковине есть, где улитка лежит, животом или что там у нее есть. Вот по этому утоньшению я и била - молотком по деревянной палочке... "
Она смяла давно погасшую сигарету.
"Через две недели я сдала свои платья на конкурс и позвонила ему. Он бросил трубку несколько раз, и тогда я послала ему письмо по электронной почте. Я хотела помириться - я же любила его, и мне было непонятно, как можно рушить такое редкое чувство, как любовь. Он ведь тоже говорил, что любит меня, что хочет жить со мной...
Я написала ему: Зачем ты обижаешь меня, зачем бросаешь трубку?
Что ты выдумал себе? Давай дадим еще шанс отношениям, ну жалко же рвать, ведь мы были так счастливы до этой поездки. Давай я приеду к тебе? Хочешь?
Не бросайся мной так просто, не делай ошибки.
Не так часто встретишь человека, который готов тебя любить.
Я обидела тебя? Прости.
Ты ведь тоже очень, очень обидел меня, но нельзя же вечно помнить обиды...
Легко потерять любовь, потеряешь - где потом найдешь?
Мне плохо без тебя, я сама не ожидала, что будет так плохо. Очень трудно работать и жить, когда неспокойно на сердце.
Я хочу быть с тобой.
Пожалуйста.
Он ответил мне, ответил через несколько часов, коротко, почти как в телеграмме: "Есть другая женщина. Ее не было в то время, когда мы общались, так что я тебя не обманывал. Мы пытались познакомиться год назад, несколько раз говорили по телефону, но встретиться не получилось, и все заглохло. А сейчас она вдруг позвонила - точнее, оставила сообщение, пока мы с тобой были в поездке. Я перезвонил, и все завертелось. Она живет близко, в отличие от тебя, и я могу видеться с ней хоть каждый день. Прощай".
Она глубоко вздохнула. "А дальше? - спросила я.
"А дальше... Моя коллекция заняла почетное место в конкурсе, далеко не первое, но достаточно высокое, чтобы ее купили у меня целиком. Ее потом перепродали во Францию, наверняка во много раз дороже, чем купили у меня. Но важно не это, а то, что меня заметил один человек из большой фирмы, и предложил мне работу в Штатах... Я переехала, устроилась, встретилась с нынешним мужем. Счастлива, как видишь..."
"А тот?" - спросила я.
"Не знаю. Я долго переживала, не могла понять, как же так - ведь говорил, что любит меня, а сам бросился прочь, как только на горизонте показался кто-то другой. Был со мной, а мыслил предательство. Я ведь не тянула его за язык... Долго латала самолюбие, оскорбленную гордость. Долго пыталась понять, что же произошло. Желала ему всего самого худшего, что только можно представить. А потом мне стало все равно. Так всегда бывает, ведь правда?"
Правда, подумала я. Сущая правда. Только до правды этой бывает иногда очень больно дожить. И еще - если твоя любовь дается кому-то слишком легко, ее не умеют ценить, когда она выпадет, может быть, единственный раз в жизни, неожиданным и царским даром. Но говорить об этом жестоко и бесполезно. Тем более, что рассуждать было все равно некогда - близился закат, а нам еще было снимать и снимать.
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments