?

Log in

No account? Create an account

October 24th, 2017

шейминг

В последнее время все чаще встречаются публикации о необходимости прекратить так называемый шейминг, правильный перевод которого на русский будет, наверное, стыжение.
Общественному стыжению подвергаются за лишний вес, за раскованное поведение, за несоответствие несуществующим стандартам, о которых все, тем не менее, знают.
Публикации и статьи порицают шейминг, особенно боди-шейминг, и призывают преодолеть косность и предубеждения.
Read more...Collapse )

Oct. 24th, 2017

К нам сегодня привезли двух пациентов, из разных мест, в разное время.
Один пожилой, другой молодой. Обоих придавило к стене - одного трактором, другого грузовиком.
Молодого привезли уже под вечер. Скорая была еще в пути, а мы уже собрались в ожидании в приемном покое. Доктор из приемника зачитывает вслух: мужчина, 26 лет, на работе был вдавлен в стену сдавшим назад грузовиком. По дороге остановка сердца дважды, на данный момент проводится реанимация в пути.
И вот первое чувство у меня - слава Богу, ему 26, а не 25, это не может быть мой сын.
А потом накатывает совершенно нерациональная паника: "А вдруг они попутали возраст?" Мой сын подрабатывает перевозчиком грузов, в его работе есть и стены, и грузовики.
И вот я стою и жду, и дышу по всем правилам, расслабляюще, у меня никогда не бывает панических атак, что за хрень, почему мне ТАК страшно и так колотится сердце?
Нестерпимо страшно.
Наконец въезжают медики с каталкой, и я испытываю невероятное облегчение: спасибо, Господи, это не мой сын. Все чувства немедленно возвращаются в норму. Некогда переживать, надо работу работать. Быстрая рутина - кислород, пульс, давление.
А потом волна горя - боже мой, это чей-то сын, и в этот момент они пока еще ничего не знают, для них он еще живой, и смеется, и делает глупости. А его уже нет, просто нет. Давления нет, пульса нет, даже цвет кожи уже не очень живой.
И чувство вины, которое так часто бывает у тех, кого пронесло перед теми, кому не повезло, как будто это и вправду наша вина, что у нас-то пока все хорошо.

Через несколько минут мальчик объявлен мертвым - сердце не заводится.
Написала сыну длинный текст - будь осторожен, береги себя. Засранец не ответил ничего, они все устали уже, наверное, от моего беспокойства за них.
А я устала от этой работы.