June 12th, 2011

(no subject)

Я сегодня пришла на работу нерадостная.
Это было сильно заметно. Обычно, когда ты приходишь на работу радостный, у тебя на фэйсе сияет широкая улыбка, на тридцать два зуба. У меня зубов уже давно двадцать восемь, те самые, которые в коренные не годятся, а только в пристяжке. Поэтому я вообще слыву на работе суровым, нерадостным человеком. А сегодня я смогла изобразить кривую улыбку не более, чем на восемнадцать зубов. И всем сразу было ясно, что у меня на душе скребет кот, которого забыли погладить.
"Юла" (ударение на первом слоге, пожалуйста), - спрашивали участливые сотрудники, - "что у тебя случилось?" Обычно они спрашивают "Не случилось ли у тебя что?", но сегодня я, видимо, переплюнула самые большие рекорды по хмурости, поэтому они модифицировали вопрос.
"У меня сегодня первый день после отпуска", - ответствовала я им.
Надо сказать, американцы все же во многом близки к нам. Они понимают простые человеческие эмоции. Все до единого прониклись и посочувствовали. "Ничего, два дня - и привыкнешь", - говорили они. -"Мне в прошлый раз и полутора дней хватило, чтобы забыть, что такое отпуск".
Отпуск пролетел незаметно и быстро. А ведь у меня на него были наполеоновские планы. Впрочем, мне нечего жаловаться - завершились они тоже по-наполеоновски, прямо как под Ватерлоо. Можно целиком копипэйстить их на следующий отпуск. Что тоже неплохо, поскольку придает жизни осмысленность, а отпускам - преемственность. И не надо каждый отпуск ломать голову над тем, на каких же берегах лучше всего попортить свою шкуру ультрафиолетом. Я теперь точно знаю, что в следующий отпуск буду разбирать оставшиеся после переезда коробки. Тяга к порядку - это великая сила, она дисциплинирует и внушает чувство собственной значимости.
Вот так-то, мои маленькие разгильдяи.