April 29th, 2009

(no subject)

На дворе стоит невозможно тонкая, воздушная, совершенно прозрачная весна. Вокруг университета, где я давала лекцию резидентам, все цветет и пахнет.
Сама лекция прошла бы гораздо лучше, если бы компьютер не отключался все время от прожектора, было чертовски досадно, ну ё-моё, неужели нельзя обеспечить техпомощь хоть на минимальном уровне?
Мне нравится клиническое преподавание. В школе я вряд ли смогла бы работать, я не люблю вдалбливать что бы то ни было через силу. Резиденты же - совсем другое, они хотят учиться и впитывают все, как губка. И очень приятно, когда ты реально видишь результаты своих стараний - вот вчера еще они боялись подступиться к больному, а сегодня, глядишь, уже работают почти самостоятельно, и работают хорошо.
Но лекций у меня мало, и я не хотела бы, чтобы их было больше - у меня уходит на их подготовку какое-то неразумно большое количество времени, а его, этого времени, мало, ничтожно мало.
У меня есть повод гордиться собой - глава для книжки по нейроанестезии закончена, отредактирована и принята; и обзорная статья для журнала практически готова. Осталось причесать список литературы, и можно отправлять. Впрочем, "осталось" - это мягко сказано. Список литературы - это самое противное, и он чреват огромным количеством возможных ошибок. Я купила софт, который таки изрядно облегчает жизнь, но все равно это морока и головная боль.
Отбитые с боем несколько выходных подряд в середине мая теперь некуда девать, хоть отдавай обратно. Нет, я их, конечно, никуда не отдам, на самом деле у меня до фига отложенных дел, как раз хорошая оказия немного с ними разобраться.

И только карта "Повешенный", которая постоянно выпадает мне теперь на личную жизнь, омрачает нежную весеннюю зелень. Карты больше не говорят мне, что будет. Они говорят только о том, что есть, и я их почти забросила. То, что есть, я хорошо знаю и сама, и мне не хочется об этом думать.