April 27th, 2009

(no subject)

Мне снился очень странный сон. Мне снилось, что я умерла.
Нет, ничего трагичного - в конце-концов, это случается со всеми. Но обычно мои сны заканчиваются за секунду до смерти, а тут снилось именно то, что после, и я даже не знала причину своей смерти.
Я умерла, и вместе с другими умершими людьми должна была перейти через огромное пустое поле, покрытое короткой сухой травой.
В конце поля были служители, с виду ничем не отличавшиеся от нас. Они задавали странный вопрос - какими родами рожала тебя мать? Нормальными или тяжелыми? - и разделяли всех на две группы в зависимости от ответа. Поскольку моя мать рассказывала мне, что чуть не умерла, рожая меня, то я оказалась в соответственной группе, которая была значительно меньше, чем другая. Я не знаю, что сталось с той, другой группой, а за нами прилетели аисты. Мы сели им на спины и долго куда-то летели сквозь туман, и странно было видеть в облаках темные силуэты аистов с людскими фигурами на спине. В размерах аистов и наших не было никакого несоответствия.
Мы прилетели и попали в какой-то распределитель, шумный и хаотичный, как все распределители на свете. Первым делом нас заставили пройти тест со странными вопросами. Я помню раздражение и протест, пробившиеся сквозь апатию - какого черта, мы же уже умерли, зачем еще какие тесты, ведь не отправят же нас обратно?
Все остальные писали послушно, а я бросила тест и пошла смотреть, что и как.
Меня никто не остановил.
В распределителе было суетно, а за его пределами - спокойно, была весна, росла густая сочная трава и нежно пахли какие-то белые цветы. Пели птицы, и пару минут я потратила на мысль - живые ли они?
Иногда мимо проходили люди, поодиночке и группками, они создавали впечатление гуляющих, и везде было разлито ощущение покоя.
Люди были, в основном, европейского вида (хотя помню одну японку и пару индийцев), большинство - среднего возраста или старше, детей почти не было. Я прошла через участок с домами и остановилась у как бы лестничной шахты. Там меня и встретил служитель. Я помню, что спрашивала его - что, все люди остаются в том возрасте, в каком умерли? А он сказал, что нет, ты можешь выбрать любой возраст, но в молодости огромное количество людей почему-то очень несчастны, и не надо думать, что со смертью это меняется. Ты можешь выбрать шестнадцать лет, - сказал он, но все то ощущение несчастья и неприкаянности, которое было с тобой в шестнадцать лет, обрушится на твои плечи мгновенным грузом. Это не так просто вынести. Поэтому, сказал он, выбери тот возраст, когда ты еще в хорошей физической форме, но уже умиротворена. У тебя будет три попытки, если ты ошибешься.
Я задумалась и поняла, что выбор не так уж и велик, и что мой возраст вряд ли будет меньше тридцати восьми.
Потом я спросила у него про гуляющих людей - всегда ли они находятся тут, и он ответил, что нет, что это те, кто никак не может определиться с тем, в какую деревню им хочется попасть (И дал мне понять, что это не очень хорошо). Он так и сказал - в деревню. В той лестничной шахте были плотно закрытые двери с деревянными табличками, я поняла, что это и есть деревни. Заглядывать за двери совсем не хотелось, да и служитель дал мне понять, что я должна вернуться в распределитель. Я вернулась, и меня отправили заново проходить тест, но теперь я знала, что его действительно зачем-то надо пройти...
Тут я проснулась.
Больше всего меня в этом сне поразили последовательность и логичность. А, и еще аисты. Никогда бы не стала ассоциировать их со смертью...