February 12th, 2009

(no subject)

Каждый раз, когда я пеку блины, я вспоминаю о брате. Он, такой аскетичный во всем остальном, любил их страстной любовью и поедал в огромном количестве. Блины были одним из немногих блюд, которые можно было приготовить почти всегда - и молоко, и мука обычно все же имелись, да и яйца исчезали с прилавков не так уж часто. Collapse )

(no subject)

Что печетесь вы о хлебе насущном? Кто же одевает лилии прекраснейшими цветами, в сравнении с которыми багрец и парча - жалкое тряпье? Кто питает птиц, которые не сеют и не жнут?
Я задумываюсь над этими строками много лет. Они так красивы, их так часто цитируют. Опираясь на них, порицают и презирают. Я не понимаю этих строк.
Лилии полевые. О, да, перед глазами сразу встают тонкие гордые стебли, нежные венчики, волнующая глубина цветка. Лилии отцветают и роняют семена, семена разносятся ветром. Одному повезет укорениться на теплом пригорке, другое упадет в тени, третье пропадет в реке. Малая часть прорастет, из той части сколько зачахнет на корню от недостатка света, сколько будет поедено червяками, потоптано и сорвано людьми, сломано ветром? Кто заботится об этом, это же лилии полевые, вырастут - так вырастут, нет - так не судьба.
И птицы не сеют, не жнут, а ловят или клюют, что сумеют. Хищники, болезни и недостаток пищи эффективно контролируют распространение вида. Иногда до полного вымирания, если не повезет. Что же за информация скрыта в этих строках?
Помните ли вы еще маленького Моше Гольдсберга? Того двухлетнего малыша, чьих родителей убили, а его самого успела вытащить из кровавого ада индийская няня?
У него было два брата. Оба страдали болезнью Тей-Закса. Один уже умер, другой еще умирает.
Тей-Закс - это генетическая болезнь. Она передается от родителей к детям по аутосомно-рецессивному механизму. Помните картинку из учебника биологии? Если этот ген есть только у мамы, она сама будет здорова. И дети ее будут здоровы, хотя половина из них будет носить этот ген. А вот если ген есть и у мамы, и у папы, то они самы будут здоровы. А вот их дети... Теоретически, один ребенок из четверых будет полностью здоров, и у него не будет гена, ответственного за болезнь. Двое детей будут внешне здоровы, но будут нести в себе ген и передавать его дальше. Один будет болен и неизбежно умрет. Это, конечно, теория. Жизнь может сложиться иначе.Кого-то пронесет, и все дети будут здоровы. Кому-то не повезет, и все дети будут больны.
У Гольдсбергов было двое больных детей. Есть ли у маленького Моше этот ген - неизвестно.
Болезнь Тей-Закса проявляется в нарушении расщепления определенного вида органических молекул. Они остаются недорасщепленными, а в таком виде они очень токсичны для нервных клеток. Яд медленно накапливается, и, когда его количество достигнет критической массы, он начинает убивать. Ребенок обычно развивается нормально месяцев до шести. А потом медленно начинает умирать. Не растет, перестаёт узнавать своих, не ползают, потом перестают есть, потом дышать. Редко кто доживает до пяти лет.
Болезнь эта встречается, в основном, у ашкеназских евреев, если вы, допустим, финн или поляк, ваши шансы иметь этот ген ничтожны.
Любая ашкеназская пара перед свадьбой проходит тестирование на наличие этого гена. А вот ортодоксальные евреи, видимо, уклоняются от проверки. По той же причине, по которой они не делают диагностического УЗИ во время беременности - а зачем? Что будет, то и будет, с тем и будем жить. Бог дал, Бог взял. Я не знаю, только ли у евреев так, или у христиан тоже. Я не могу ни критиковать такой подход, ни одобрять его. Каждый имеет право распоряжаться своим телом, своей судьбой, и, как ни странно, судьбой будущих детей.
Я просто надеюсь, что маленькому Моше повезет. Как везет иногда и лилиям полевым.