October 2nd, 2008

(no subject)

Даже забавно - иметь такое количество кулинарных книг, и каждый раз, перелистав их от и до, готовить что-то совершенно другое, базисное, из серии "слова народные".
Куриные бедрышки запеченные с кукурузными початками, варено-тушеная картошка с турмериком, тушеная смесь капусты кислой с капустой свежей. Какие травы я кидала в капусту, уже и не упомню, но точно было немного аниса, укропного семени и каравай сидс, пардон май френч. Плюс немного помидоров в ту же капусту и кусочек сахара. Плюс много свежего укропа на все, когда уже в тарелке.
Мои снобские вкусовые сосочки решились побыть поближе к народу и получили невероятное удовольствие. Фото нет - все съедено и остатки соуса вылизаны корочкой черного хлеба.
Одно огорчает - плита у меня простецкая, какая же еще может быть плита в съемной квартире? Мужчины, который бы купил мне дом и поставил в него плиту с таймером , турбопродувом и крутящимся вертелом, у меня нет. А купить все сама я могу, но мне это не доставит удовольствия. Я хочу, именно чтобы мне купили, а я бы потом готовила, и смотрела бы с удовольствием, как сготовленное ест урча, тот, кто все купил. Так все сложно выходит, но я иначе не умею объяснить.
А на данный момент я даже не могу уронить руки в зеркала и зарыдать чьим-то голосом "Ах, опять я осталась одна". (Голос Тани Булановой, что ли должен быть? Не рублю в попсе).
Потому что это не было так -" я была одна, потом не одна, потом бац - опять одна". Было так: "я одна, одна, одна, и все время одна". Какое-то время там еще, кажется, кто-то рядом был. Что ничего абсолютно не меняло, потому что перед лицом злых боссов, болей в спине, проблем со школой сына, приближающегося климакса и глобального потепления я стояла голая, босая и абсолютно одинокая. А тот, кто был рядом - он, кажется, смотрел меня по телевизору и ковырялся в носу. А потом говорил "Давай есть" при том, что плиты, на которой я бы с ветерком крутила вертел и турбопродувала таймер, он таки мне не купил.
О, ё. Это я выпила снотворное, без которого после своих звездных дежурств я спать не могу, и у меня поплыли мозги. На этой ноте я, сытая и довольная, отползаю от комьютера и отдаюсь в объятия Морфею, мужчине приятному во всех отношениях, только слегка бестелесному, увы.
Не судите строго за неровный почерк, тем более что он все равно стройнее ряда моих мыслей.