January 5th, 2008

readhead

(no subject)

Американское общество пронизано сексизмом и шовинизмом, я об этом как-то уже писала, и, чем больше окунаюсь в эту культуру, тем больше в этом убеждаюсь.
На моей работе это особенно видно на хирургах - ведь выше хирургов в больничной клинической иерархии нет никого (я смотрю с точки зрения операционной), они приносят деньги, они задают ритм работы. Хирурги - это физически сильные, образованные, успешные парни из самых сливок среднего класса, а то и из начала классов высших, прямое олицетворение американских идеалов.
Вот он входит в операционную - высоченный, осанка, как у балерины, яркие глаза, нордический тип, красавец мужчина. Он классный специалист, стоит в тяжеленном свинцовом халате, машет тяжеленным молотком в течение нескольких часов, поправляя сломанные неудачливыми водителями и спортсменами кости таза. Если мне, не дай бог, доведется сломать таз, я, наверное, пойду к нему.
Но, господи, до чего же неприятно с ним работать! Взгляд - только свысока. Обращение - сквозь зубы. Сарказм в каждой фразе.
Рик, медбрат, сочувственно говорит мне после - "Он со всеми женщинами так, ты не думай, что только с тобой. Он реднек, большинство наших хирургов такие. Когда в комнате весь персонал - мужчины - он совсем другой, он совершенно счастлив тогда. Мы, американцы, до сих пор думаем, что место женщины - на кухне".
Медбратья со мной очень любезны - во-первых, чем ниже класс, тем больше демократии, во-вторых, я выше по иерархии, и это сильно сказывается на поведении. Медбратья с медсестрами разговаривают несколько иначе, чем со мной, проще.
Оказывается, еще лет тридцать назад, когда подавляющее большинство врачей были мужчины, медсестры обязаны были вставать, когда врач заходил в комнату.
Даже и сейчас мужчина-хирург практически всех называет по имени. Медсестры, женщины-резиденты и многие женщины-врачи обращаются в ответ полным "Доктор Смит". В то же время медбратья, врачи и резиденты мужского пола обращаются ответно по имени. В общем, корни понятны - совсем еще недавно женщины были плотно привязаны к дому, детям, кухне, обеспечивал дом мужчина. И сейчас занчительное количество жен прекращает работу на время, пока дети малы - многие мужчины в состоянии такое позволить. Наверное, еще лет через тридцать придет полное равноправие, но пока до него далеко.
А вот феномена с мужчинами советской ковки я понять не могу. Уже лет восемьдесят как женщины и хотели бы, может, сидеть на кухне, да не у многих выходит - эпоха принудила быть во всем наравне, на переднем фронте, в горячем цеху, в командировках по забытых богом местах. Женщины часто успешнее, и уж по-любому не уступают ни в чем, нередко тянут на себе всю семью, временами и детей, и мужа-лоботряса. Но почему в этих совковых мужчинах так прочно засели дубовыe, кондовыe шовинизм, расизм, и прочие всевозможные измы?
Отовсюду несется "Ну, что ты хочешь, баба за рулем!" Феминисток кроют так, что уши вянут и сворачиваются в трубочку. Чувство превосходства по половому признаку прет, как перебродившее тесто.
Откуда это, объясните мне! У американцев есть хоть какие-то основания, но у этих-то откуда? Не понимаю...