April 13th, 2007

(no subject)

Для кого как, а для меня верным знаком окончательной смерти любви является недовольный взгляд, брошенный на меня после похода в парикмахерскую, пусть даже и неудачного. "Что это за ужас у тебя на голове? Ты что, не знаешь, что я терпеть не могу рыжего/короткого/кудрявого/зеленого/полубокс? Смотреть противно!"
А сколько-то времени назад было "Как ты красива!" - на что угодно - на мокрые висюльки волос, только из-под дождя, или на сгоревшую на пляже и облезающую лохмотьями кожи мордаху, или на стройотрядовскую косыночку по-бабьи, из-под которой не видно вобще ничего...
Пока любят, воспринимают такими, какие есть, восхищаются такими, какие есть. Любовь проходит - и начинают воспринимать как деталь интерьера, которую легко можно подстроить под себя. И почему-то он уже считает себя вправе указывать, какую прическу мне делать, какие платья носить. Как будто вместе со смертью любви у мерла и моя индивидуальность, и я уже не живая и своевольная женщина, а его кукла, лишенная собственной воли.