?

Log in

No account? Create an account

September 11th, 2006

Все вспоминают, что они делали 11 сентября. А я не могу вспомнить - кажется, я дежурила, а после дежурства пошла спать, и спала целый день. Но, может, и не так все было - я телевизор вообще редко смотрю, может, я просто все пропустила. Факт тот, что узнала я о трагедии, дня через три, не раньше. Сотрудники приносили на работу журналы с иллюстрациями на обложках, и жадно разглядывали маленькие фигурки людей, выпрыгнувших из окна и зависших в воздухе навечно, так, как поймала их чья-та камера. Катастрофы, несчастья и запах крови вообще вызывают у многих живой интерес, выброс адреналина и счастливую мысль "А не я! А меня пронесло!" Мне кажется, что если бы возможность подсмотреть в щелочку, как реальный убийца убивает, маньяк - насилует и расчленяет, просто посмотреть, и уйти незамеченым в полной безопасности, то к щелочке образовалась бы очередь. Масс-медиа об этом знают хорошо, и добросовестно-регулярно заполняют новостные программы перечнями катастроф.
Кто-то, разглядывая иллюстрацию, со смачным хохотком произнес: "Посмотри на этого пидора - прыгнул с зонтиком. Спасет его зонтик, ага". И пошел себе дальше жить, не задумываясь о том, что судьба вполне могла бы выкинуть и иной финт, и в другом измерении, быть может, "пидор" жив и здоров, и рассматривает с нездоровым интересом последнее мгновение из жизни его самого, умника, каких мало.
Меня от этих картинок затошнило - у меня живое воображение, и я легко могу себе представить ощущения человека, реальность вокруг которого мгновенно и бесповоротно превращается в ад, смерть в котором растянута на бесконечные мгновения, заполненные ужасом. Мне становится нехорошо каждый раз, когда я об этом вспоминаю, точно так же, как и тогда, когда я думаю о Бабьем яре, Чикатило и прочем. Я стараюсь об этом не думать, потому что если я буду думать об этом много, я просто сойду с ума.
А где-то через год после случившегося я увидела н улице женщину. Она шла и колыхалась на ходу, ее было очень много, и телеса ее были обтянуты дешевым цветным джерси. Принт на джерси изображал ночной НЙ с фиолетовым небом, красными и золотыми огнями. В небо вздымались башни-близнецы, расположиться которым пришлось как раз на обширных ягодицах. Женщина шла, ягодицы ее переваливались на ходу слева направо и наоборот, в результате чего башни тряслись и покачивались. И я подумала - вот есть же люди. Их наверняка не тошнит от страшных новостей. Она бы, наверное, очень удивилась, если бы кто-то намекнул ей, что ходить в таком платье очень неприлично. И даже не потому, что оно сидит на фигуре более, чем в обтяжку...