polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Экскурс в историю, Plimouth Plantation

Давным-давно я начала писать путевые заметки о поездке в город Бостон. Дописала примерно до половины и застряла. Пылятся диски с фотками, тускнеют воспоминания. То некогда, то неохота, то берусь за что-нибудь более злободневное. А между тем и лето кончилось, и День Благодарения проскочил. И в самый День Благодарения посмотрела я краем глаза фильмец, название которого мне художественно переводить лень, а на английском он называется Pieces of April,
причем Эйприл - это не месяц апрель, а имя девушки. Раздолбайской такой девушки, сбежавшей из буржуинской добропорядочной семьи и своим образом жизни порочащей семейные идеалы. Порочит, значит, себе девушка идеалы с большим удовольствием, а тут бац - и День Благодарения. И кому-то из семьи пришло в голову, что надо бы соблюсти обычай и всем встретиться за праздничным столом, тем более, что матушка серьезно больна и, видимо, долго не проживет. И вот члены семьи без особого, правда, энтузиазма готовятся воссоединиться вокруг запеченой индейки с брусничным соусом в квартирке у этой самой Эйприл. Девушка, к сожалению, готовить не умеет вообще, а еще и обнаруживает в самый час "Ч", что у нее не работает духовка. А семья уже в пути. И опозориться не хочется. И девушка Эйприл начинает мотаться по этажам со своей индюшкой, стучится в двери к разным соседям и просит разрешения приготовить эту индюшку в соседских духовках. Ну, как там у нее дальше сложилось, я сейчас рассказывать не буду, но понравился мне один эпизод. Уже ближе к концу пустило ее к себе семейство китайских эмигрантов. Ну и спрашивают, в чем, собственно, дело. Она объясняет про День Благодарения, а китайцы не рубят, что это за день. Ну, Эйприл усаживает их вокруг себя и начинает рассказ. Рассказ получается у нее короткий - корабль Мэйфлауер причалил у Plimuth Rock, поселенцы вышли на берег, а дальше им пришлось тяжко. Да, в первую зиму им пришлось тяжко. А потом... Блин, что же было потом? Нет, погодите, говорит, дайте я начну сначала...
Посмотрела я этот эпизод и думаю - а я ведь тоже что твой китайский эмигрант - мало того, что этот праздник мне абсолютно безразличен, так я еще и не знаю о нем ни хрена, не больше девушки Эйприл, посещавшей, видимо, паблик скул через пень-колоду.
При том, что на месте высадки Мэйфлауэра мы были, экспонаты разглядывали - нам устроил туда чудную экскурсию alec_milkin.
В общем, собрала я свои фотографии, нарыла литературы и предоставлю вам сейчас экскурс в историю.
Итак, в семнадцатом веке в Англии господствовала английская протестантская церковь (англиканская). Как и положено любой приличной церкви, она заключала в себе несколько течений, одним из которых являлся пуританизм. Крайнее радикальное крыло пуританизма, в свою очередь, образовало секту с названием "Сепаратисты". Они были весьма, весьма недовольны англиканской церковью за излишнее сходство с грешными католиками, за послабления греху, попущение пьянству, сквернословию и прочим порокам. Сепаратисты мечтали либо уничтожить официальную церковь, либо, на худой конец, отделиться от нее, что и явствует из их названия.
Себя они называли Святыми и верили, что избраны Богом из остальных людей и будут спасены.
Основной идеей этих религиозных мыслителей была та, что Творец задолго до сотворения мира точно знал, что именно и в каком количестве им будет сотворено. Более того, он точно определил, кто из рода человеческого после сотворения будет спасен, а кто определен в грешники. Родившийся человек, таким образом, не имел абсолютно никакой свободы выбора, все, что ему оставалось - плыть по течению судьбы и получать то, что ему уготовано. Если человек по жизни благочестив, значит, он еще до своего рождения был избран Богом (По логике - раз уж кого-то избрали, то он и дернуться не сможет, будет хорошим, никуда ему не деться), и на такого человека можно положиться. Если же человек не вполне хорош, то на него можно спокойно плюнуть и забыть - он изначально проклят и надежды на его улучшение нет, ибо Господу он не нужен с рождения. Такая вот очаровательная доктрина...
Помимо этого пуритане не признавали святости исповеди, Рождества, Пасхи и много чего другого. Брак, например, считали не церковным таинством, а делом житейским, подлежащим регулированию государством.
Ясное дело, что правительству подобные идеи пришлись не очень-то по вкусу, и новоиспеченные святые поняли, что в один момент они вполне могут обнаружить себя на вертеле, вроде какого-нибудь барашка или зайца.
Подобная участь им не улыбалась, и они всей общиной снялись с места и двинулись в Голландию, известную своей религиозной терпимостью.
Ну, а если люди терпимы в принципе, то они обычно терпимы не только к кому-то одному, а ко всем, или почти ко всем, в том числе и к грешникам. Как только сепаратисты спасли свою задницу от реальной опасности, так тут же подняли голову и начали возмущаться голландскими порядками - мол, живут не по божески, козлы, мы рядом с такими молиться о спасении души не встанем. А деваться-то больше некуда. Разве только податься в какие-нибудь совсем далекие края. И вот с этого момента я начинаю их уважать - они взяли свою веру в качестве путеводного огня, и упудобили себя Аврааму, который “верою повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не знал, куда идет, — и верою обитал на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах... ибо он ожидал города, имеющего основание, которого Художник и Строитель — Бог”... (Посл. к Евр. гл. XI, ст. 8–10).
Очевидно, у них оставались знакомые в Старой Доброй Англии, которые наняли экипаж и снарядили корабль для отправки святых людей в более подходящие для их святости места. Корабль назывался Мэйфлауэр, его владельцем и капитаном был пятидесятилетний Кристофер Джонс
175,91 КБ
Кстати, через год после путешествия с пилигримами капитан Мэйфлауэра умер, и судно отошло к его вдове. Вдова интереса к мореходству не имела, корабль забросила, и без должного ухода он просто сгнил, был разобран и продан частями с молотка. Так что то, что показывают туристам в Плимуте - всего лишь копия. Надеюсь, что копия добротная и не отличается от оригинала.
Сколько именно пилигримов-сепаратистов погрузилось на Мэйфлауэр, сказать сложно. Изначально снаряжались два корабля, но второй корабль два раза дал течь, и часть людей с него пересела на Мэйфлауэр. В конечном итоге, по разным записям, их оказалось то ли 37, то ли 45. Всего же народу, включая экипаж и тех, кого послали спонсоры приглядывать за ходом операции и за сохранностью имущества, было примерно 102 человека.
Наиболее удобные условия жизни на корабле были у экипажа -кабина с койками, на которых спали посменно.

Пилигримы же жили на второй палубе, где стояла пушка. Из этой палубы в распоряжении пилигримов было 68 футов в длину и 24 - в ширину в самом широком месте. Семейные пары окружали свои места тонкими деревянными перегородками, а молодые одинокие мужчины устроились под перевернутым шлюпом, не знаю, что они там под ним делали, но в результате их жизнедеятельности шлюп по приезду пришлось основательно чинить, прежде чем его стало можно спускать на воду.
В придачу ко всему, на борту было трое беременных женщин, одна из них родила мертвого ребенка, двое других детишек , Перегрин и Оушен, родились на Мэйфлауэре.
Пилигримы высовывали нос на верхнюю палубу в основном, в хорошую погоду, стараясь не путаться под ногами у моряков, которые, к тому же, как я полагаю, были не слишком хорошо воспитаны.
Я нашла упоминание об одном матросе, здоровенном бугае, который не упускал случая поиздеваться над "благочестивыми сухопутными крысами", которых охватила морская болезнь, и они, очевидно, то и делo подползали к борту поблевать. Он грубо смеялся над ними, обещая повыкинуть за борт как минимум половину тщедушных тел, которые отдадут Богу душу в этой нелепой затее. На просьбы придержать язык он обычно разражался грубой моряцкой бранью.
Интересно, что этот человек оказался первым на корабле, который, несмотря на превосходное здоровье, заболел и умер, проведя последние дни в жалком состоянии. Собственно, именно его тело было первым, выброшенным за борт. Пуритане решили, что это дело Бога, обратившего проклятия на голову изрыгнувшего их. У меня на этот счет другое мнение, но я воздержусь от комментариев.

Путешествие через океан заняло 66 дней, и судно бросило якорь у берегов Америки 11 ноября 1620 года. Корабль перезимовал вместе с пилигримами, и отчалил в обратный путь в апреле следующего года
Пилигримы понимали, что им предстоит нелегкая зима. Немногочисленные запасы еды (и часть надо было отложить на семена), несколько кур, которые могли дать какое-то количество яиц, и все - остальное предстояло добывать самим. Во время экскурсии на корабль нам сказали, что на борту были коровы - но детальный поиск показал, что это было неправдой. Никакого скота, ни коз, ни коров на Мэйфлауэре не было, скот привезли на следующий год.
Итак, колонисты высадились на мысе Кэйп Код, и в первый же день отправились в шлюпе исследовать побережье. Перед их глазами расстилались бесконечные песчаные дюны. Песок, песок, песок... никаких интересных находок.
Следующий день был Субботой, и пилигримы отказались заниматься чем-нибудь, кроме молитвы, немало разозлив этим экипаж.
Зато после, когда они продолжили исследование берегов, то наткнулись на индейскую кукурузу и насобирали ее, сколько могли, однако же не избегли и встречи с самими индейцами. Индейцы выпустили стрелы, пилигримы пустили в ход ружья и обратили нападавших в бегство. Однако, несмотря на превосходство арсенала, местность показалась им недружелюбной, они вернулись на корабль и продолжили поиски до тех пор, пока не остановили свой выбор на Плимуте. Их привлек большой ручей, который тек под высоким холмом. Это место было очень удобным с точки зрения обороны от врагов, из этих стратегических соображений лагерь и решили разбить именно там. Было решено, что каждый мужчина построит свой дом для себя и семьи, и все вместе построят общественные здания - церковь, склад.

Вот так выглядит деревня пилигримов, туристам говорят, что она сохранена в первозданном виде и показывает наглядно, как жили колонисты.
Я не знаю, что делает эта женщина, мы решили, что она обжигает древесный уголь.
Актеры, которых вы видите на фотографиях, изображают местных жителей, и разговоры ведут исключительно так, будто находятся в том времени. "Я - Анна, а это - Барбара, приятно познакомиться. Мой дом - третий слева. Муж пошел на охоту с соседями". Все в таком духе. Им можно задавать вопросы, и они отвечают очень грамотно, не сбиваются на современность.Поговорить с ними интересно, они рассказывают о жизни соседей, немного сплетничают. Они и выглядят очень натурально - никакой косметики, у многих - грубые, заветреные лица.

Платье крупным планом.

Дом пилигрима изнутри. Земляной пол, деревянные щелястые стены. Кровать за тряпичным пологом, металлическая и глиняная посуда. Ребенок мой пытался примерить доспехи, но они ему оказались маловаты.

Весной пилигримы развели огороды, обычные грядки с зеленью, в грядках роются куры. Картошку в то время англичане еще не ели.

Для того, чтобы выжить, нужна была четкая организация, которой бы подчинялись все члены колонии. Мужчины устроили собрание и составили обязательный для всех свод правил, который, собственно, явился первым законопроектом грядущей американской демократии.
Кстати, когда жизнь колонии более-менее установилась, колонисты ввели собственное законодательство с системой штрафов. Так, неженатая парочка, пойманная на горячем, и не собирающаяся жениться, подвергалась порке, трем дням тюрьмы и штрафу в 10 фунтов стерлингов. Такая же парочка, согласная жениться, облагалась штрафом без порки. Легче всего приходилось парочке обрученных, не дотерпевших до свадьбы - 50 шиллингов штрафа.
Богохульство каралось тремя часами публичного позора, непосещение церкви - штрафом в десять шиллингов. Отрицание божьих заповедей грозило серьезной поркой. Штрафом облагались также неучастие в выборах и отсутствие заряженого ружья при посещении церкви.


В первую зиму им действительно пришлось тяжко. Непросто в холоде и сырости, под пронизывающим ветром приготовить доски для постройки жилья, соорудить печь, добыть еду, защитить себя и семью от холода, голода, жажды... Кутались в тряпки, которые подсушивали на себе же у дымящих костров, бросали в котелки с кипятком раковины, собранные на побережье детьми, варили незатейливую похлебку, ночью жались друг к другу, чтобы сохранить тепло...
Только половина пилигримов и экипажа дожили до следующей весны. Очевидно, им удалось поладить с местными индейцами, Wampanoag People, имевшими собственную культуру, религию, довольно развитое общество.

Индейцы жили в таких домиках из коры.
Без помощи индейцев, показавших, как надо охотиться, где собирать съедобных моллюсков и много чего другого, пилигримы вряд ли сумели продержаться зиму.

Однако же христианская цивилизация отплатила за добро по-своему. И теперь день, когда американцы благодарят в Thanksgiving Бога за дарованную предкам землю, индейцы справляют траур по земле отобранной.

На камне, говорящем об индейском трауре, сидит мое дите, тоже в каком-то трауре и протесте.
Первый день благодарения поселенцы справили на следующий год, и это был не праздник Thanksgiving, а,скорее, праздник урожая, трехдневный пир с дикой птицей, блюдами из кукурузной муки, запеченой тыквой и ягодами по сезону.

Официально День Благодарения был провозглашен несколько позже, и еще позже он обрел постоянную дату - последний четверг ноября.
Tags: Путешествия, культур-мультур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments