August 31st, 2005

поток сознания

Приползла домой. Устала сегодня - ну слов нет, как. По этому поводу сейчас будет поток сознания, а потом - в кроватку. Вот только не знаю, поток сознания надо на пункты расчленять, или давать монолитом?
Занятно сегодня было наблюдать скопление вокруг себя фамилий Соколофф, Кобзефф и Комиссаров. Все - потомки давних эмигрантов, по-русски, естественно, никто не говорит и не понимает. Жаль, что товарищ Комиссаров не имеет понятия об истории своей семьи. При его ярко выраженной внешности можно было бы предположить, что эмигрировавший прадедушка сменил в очень юные годы фамилию Фельдман, Кац или Кляйн на Комиссаров, ударившись в революцию. Раньше революции этого быть, наверное, не могло, потому что вряд ли до революции в России существовало слово комиссар. А потом что-то заставило его броситься в бега - осознание ошибки юности, угроза репрессий со стороны бывших соратников, роковая любовь? И никто не узнает уже, что же это было. А жаль - я бы с удовольствием послушала...

...поток сознания...

На работе много немцев, приехавших за лучшей жизнью, как и все мы. Все они - очень образованные, интеллигентные люди, с высочайшим уровнем культуры и политкорректности. Двое из них - друзья, оба высокие, сильные, атлетически сложенные мужчины.
Иногда они собираются вместе в общем офисе, поболтать. Болтают, естественно, по-немецки. Некоторые люди возмущаются, когда сотрудники разговаривают на непонятных языках. Мне это, если честно, по барабану. Потому что я вообще считаю, что меня не касаются чужие разговоры, и нечего мне их подслушивать, а не подслушивать мне гораздо легче, если я не понимаю языка. Вокруг меня говорят по-испански, по-французски, по-китайски, и мне правда пофиг.
Но когда двое этих милейших людей начинают переговариваться обрывистыми фразами, усевшись в креслах в уверенных позах, мне становится не по себе, я себя очень неуютно начинаю чувствовать и ухожу из комнаты. С чем это связано, интересно? Разумного обоснования нет. Неужели фильмы "про немцев", посмотренные в детстве, так сильно вошли в подсознание?
Вот еще про немцев вспомнилось. Совершенно безотносительно к первому отрывку. Был у меня больной-немец. Когда я на работе подхожу к больным и представляюсь, то чаще всего следует вопрос - "Откуда ты?" Ну, я объясняю, что имя - русское (про Израиль чаще всего даже не упоминаю, такое количество информации оказывается непосильным для многих). В ответ сама часто задаю контрвопрос, все это сильно разряжает обстановку, и люди, взвинченные перед операцией, немного расслабляются. А тут я сразу почувствовала, что что-то не так. "Россия...". И, после паузы - "Мой отец воевал в России". С вызовом эдаким в конце. Для Америки такое высказывание крайне нехарактерно, невежливо, даже грубо. Я попыталась свести дело к шутке - "Ну, я даже не буду пытаться спрашивать, на чьей стороне он воевал". В ответ слышу - "Да, лучше тебе этого не спрашивать". Чувствую, что дело совсем плохо, и разговор надо завершать, переходить к сбору анамнеза. Поэтому быстренько говорю - "Да, увы, когда конфликтуют правительства, простым солдатам ничего не остаётся, кроме как выполнять приказы. Помимо желания". Он заржал и объяснил мне, что папа его пошел воевать за рейхстаг не против желания, а, наоборот, с чувством глубокой радости. После чего я анамнез собирать не стала, а заинтубировала больного поскорее заради воцарения тишины и спокойствия. Морали в истории никакой нет, я же предупреждала - поток сознания.