polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

После суток голодовки и спячки становится потихоньку лучше. :)
Работать я сегодня еще не могу, хотя бумаги стопами лежат на столе, и заданий все прибавляется.
Спать уже тоже не могу, а, значит, остается ЖЖ.
Расскажу вам про один из тех дней, что я провела в Долине Смерти.




Выехать надо рано, чем раньше, тем лучше. Светает где-то в полседьмого. Выезжаю в шесть. Городишко Бетти спит еще глубоким сном. Пустыня в темноте вся серая, но солнце уже освещает краешек горы. На горе кокетливо белеет монограмма города, белая буква "В"


Сегодня первое место, куда я хочу заехать - город-призрак Риолит, названный так по имени вулканической породы, которая в изобилии имеется в здешних горах.
Риолит находится совсем недалеко от Бетти, всего в нескольких милях. Я сворачиваю к нему, но по пути отвлекаюсь. Опа! В пустыне обнаружено прекрасное.



Эта скульптурная группа называется "Тайная вечеря".
Фигур там столько, сколько положено, просто на снимке все не уместились.





А здесь я названия не нашла, но, по-моему, и так все ясно. "Ленин и пингвин".



Риолит появился на карте в начале двадцатого века, когда в Долине Смерти, как грибы, появлялись золотые копи.
В город, видимо, было вложено много надежд - стоит только посмотреть на остовы зданий. Таких высоких, внушительных построек нет ни в Бетти, ни в других ближайших деревушках.
В Риолит хлынули люди, судя по всему, там кипела жизнь. Но недолго - всего несколько лет, и надежды, связанные с добычей золота, рухнули, банки лопнули, золотодобытчики разорились. Город опустел и оказался отдан на откуп пустыне.

В этом здании была школа.



На переднем плане - Дерево Джошуа, разновидность юкки.



После Риолита я хочу проехать через Каньон Титуса. Судя по карте, дорога через него составляет 13 миль. Сворачиваю с асфальта на грунт. Если остановить машину и заглушить мотор, то тишина ошеломляет. В них действительно звенит, и только чириканье редкой птички да собственное дыхание нарушают ее. Если сойти с дороги и пройти среди серо-зеленых кустов, которые издалека кажутся пушистыми, а вблизи - сухие и колючие, то ноги увязают в мягкой, будто взрыхленной, почве. "В такую землю, наверное, хорошо зарывать трупы", - почему-то думается мне.
Сухое русло ручейка перекрещено следами. Судя по всему, ночью здесь идет бурная жизнь. Различаю следы немаленькой ящерицы, какого-то мелкого млекопитающего и койота. В паре мест следы скрещиваются, отражают какую-то возню, потом пропадают. Жизнь и трагедии пустыни. Мир жесток.
Вскоре дорога сужается, становится извилистой и крутой. Я еду по ней миль 10-15 в час, и две машины, которым я упираюсь в зад на разных этапах пути, пропускают меня, вжавшись в островки для остановки и любования видами. Водители смотрят мне вслед, словно самоубийце.






Дорога долго петляет по склонам перед тем, как выйти в сам каньон - узкую расщелину в высокой базальтовой стене. Навстречу начинают попадаться любители ходьбы по скалам, потные и красные, но счастливые. Все, как один, приветливо машут рукой. Я машу в ответ - так принято.
Выезжаю из каньона и с удивлением осознаю, что время уже за полдень. Хочется чего-нибудь съесть. Еду к замку Скотти.
Вот он, этот замок.



Замок был построен для жены одним из золотодобытчиков. Красивый, тем не менее, он смотрится инородным телом в пустыне. Туристы стоят в очередь на экскурсию, поднимаются наверх к могиле Скотти. Мне не хочется. Более всего мне нравится на территории замка вот это дерево возле туалетов.



Ем какую-то булку в кафе. На столике - буклет с очень разумным объяснением, почему не надо кормить койотов: если их хорошо прикармливать, они размножатся без меры, при этом мало того, что естественной пищи не хватит на всех, они еще и утратят навыки по ее добыче. Летом, в жару, и зимой поток туристов иссякает, и часть койотов оказывается обреченной на голод.
Однако люди, видимо, продолжают прикармливать, и койоты нагло выпрашивают еду прямо посередине дороги.
Думаю о своем детском удивлении - как же догадались люди в древние времена приручить диких животных?
Что ж, очевидно, приручить не так уж и трудно того, кто просто мечтает быть прирученным с голодухи. А человек все ж почти всегда означает какой-то запас еды..





Из замка отправляюсь к вулканическому кратеру Убехебе. Кратер этот сравнительно молод, склоны его еще почти не покрылись растительностью. Почва здесь не почва, а черные камни, которые гулко хрустят под ногами. Кратер, на мой взгляд, глубокий, однако же выносливые туристы шастают вверх и вниз. На самом дне кто-то то ли начертил, то ли выложил знак Инь и Янь.







Немножко гуляю по кромке кратера (вниз я не пойду. Проделать потом весь этот путь наверх - не по моим силам), и решаю двинуть дальше, до места, которое называется Racetrack. Это - дно пересохшего озера, место, знаменитое своими движущимися камнями. Камни движутся по поверхности очень медленно, оставляя на поверхности следы. Поскольку я видела в интернете потрясающие снимки этого места, то пропустить его не могла. Дорога от кратера до Racetrack составляет 27 миль.
Дорога оказалась на редкость противной - в основном тем, что ехать с заявленной скоростью 25 миль было нельзя практически нигде, а кое-где приходилось ехать просто значительно медленнее. Дело было в конце февраля, и темнело относительно рано. Я старалась, как могла - мне очень хотелось успеть до заката.
Меня пропускали - далеко не у всех были внедорожники, обычные машины ехали не быстрее 10 миль в час. Где-то на половине пути я догнала красненькую машинку (мужчины, можете смеяться. Я не знаю, какой она была марки. Она была красненькая). Водитель упорно не хотел меня пропускать. Я злилась и упрямо тащилась у него на хвосте пару миль, потом поняла, что он не собирается меня пропускать, и глотать пыль не имеет никакого смысла, и поотстала. "Что за перец", - сердилась я. "То ли самолюбие играет, то ли фотограф?"
27 миль я проехала за полтора часа. К закату опоздала - свет уже ушел с ровной поверхности Плаки и только горы оставались освещенными. На обочине была припаркована только одна машина - красненькая. Вот ее владелец.



Молодой фотограф из НЙ. Он, впрочем, тоже опоздал, хотя, может, его снимки получились и лучше - у него был градуированный фильтр нейтральной плотности, о котором я могу пока только мечтать.



Камни на поверхности плаки действительно были. Никаких следов за ними не было. То ли их успели затоптать, то ли что...
Сделав несколько снимков, я отправилась обратно.
Снаружи стремительно темнело, вскоре наступила чернильная темнота. И тут я посмотрела на стрелку топлива. Она зависла почти на последнем делении.
Меня прошиб пот - утром я выезжала с полным баком! И проехала максимум 50-60 миль!
И по своей глупости не потрудилась подумать о том, сколько бензина сожрет внедорожник на второй скорости.
У меня вообще есть пунктик - я боюсь остаться на дороге без бензина. Даже когда я не одна, даже когда я не в пустыне, где не работает мобильник и нет, возможно, ни одной живой души на десятки миль вокруг. Ночью холодина - у меня были теплый свитер и кофта, и от гипотермии я бы, скорее всего, не умерла, но проверять это мне не хотелось совершенно. Стрелка индикатора топлива опускалась вниз просто на глазах.
В общем, я не знаю, умно я поступила или нет, может быть, как раз глупо, но я нажала на газ и понеслась вперед так быстро, чтобы только не ускользить по мелким камешкам в кювет, на третьей скорости. Пару раз меня занесло, однако же я выехала на асфальт не на полном нуле. На гладкой дороге машина пришла в себя, и до ближайшей заправки я доехала уже спокойно. Вернулась в гостиницу часам к десяти, съела пиццу из магазинчика (они их там пекут сами, и мне понравилось настолько, что я покупала их почти каждый день - тащиться в ресторан и ждать сервиса в конце дня ни сил, ни терпения у меня уже обычно не было), и минут через пятнадцать уже спала крепким сном.
Tags: Путешествия, Фотки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments