polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Васильчиков поддался, наконец, общему влиянию и завел блог.


Он был наслышан от сослуживцев, что блог - это круто, что через блог можно узнавать новости, заводить друзей и даже романы, из-за блога можно угодить в тюрьму или разбогатеть. В блогах жизнь кипела ключом. А в жизни Васильчикова как раз ничего не происходило, кроме, разве, квартального отчета, который регулярно случался раз в квартал.


Ник Васильчиков выбрал скромный - "Васильчиков Виктор Петрович". Он разобрался с нехитрым устройством блога, внес некоторые данные в профиль и стал ждать. Он ждал неделю. Ничего не происходило.
Еще через неделю Васильчиков решился и сделал первую запись: "Идет дождь".
Дождь шел и на следующий день, а жизнь по-прежнему была пуста. Васильчиков подумал - и завел виртуала. Чтобы ни с кем его не спутать, он дал ему никнейм "Виктор Петрович Васильчиков".
Виртуал немного осмотрелся вокруг и приступил к виртуальной жизни. Он зашел к Васильчикову в журнал и сделал там запись: "Да, у нас тоже дождь".
Васильчиков был человеком вежливым и нанес ответный визит.
В журнале виртуала красовалась одна-единственая запись "Идет дождь".
"Да ты плагиатор, братец!", - возмутился Васильчиков.
"Ну, во-первых, дождь действительно идет", - возразил виртуал. "Во-вторых, ты сам закросспостил эту запись из своего журнала, так что нечего обижаться".
И жизнь пошла.
Васильчиков рассказывал виртуалу о работе, тот сочувствовал и делился впечатлениями о погоде. По вечерам Васильчиков больше не тарабанил пальцами по холодному оконному стеклу в каплях дождя, а грел чай и усаживался перед экраном компьютера. Еще через какое-то время он почувствовал, что их круг слишком узок, и вскоре к ним присоединилась виртуальная подруга. Опыта в выборе женских ников у Васильчикова не было, но он поднапрягся, и назвал ее Матрёна. Вернее, __Матрёна, потому что ник просто Матрёна был уже кем-то занят.
Разговоры о работе Матрену, как ни странно, не интересовали , и поначалу она была очень молчалива, но вскоре разговорилась. Она писала, в основном, легкие лытдыбры - о поездках на работу в метро, о походах в магазин, о том, что бы она хотела приготовить на ужин.
А потом она, совершенно неожиданно, завела роман с виртуалом Васильчикова. Васильчиков даже немного обалдел от подобной наглости, но наблюдать за романом оказалось интересно. Виртуал рассказывал Матрене о жизни, о детстве, о годах учебы в университете. Матрена внимательно читала и комментарии ее отличались умом и проницательностью. "Какой ты молодец!", "Умница!", "Боже, какой мужчина!" - Васильчиков иногда просто завидовал виртуалу не вполне белой завистью.
Долгое время Васильчиков заглядывал в свой блог только дома. Не то, чтобы на работе у низ царили чересчур строгие нравы, нет, многие сотрудники совершенно спокойно заходили в сеть и почитывали анекдоты, а то и флудили на каком-нибудь форуме. Но Васильчикову почему-то не хотелось, чтобы кто-нибудь прознал о его внерабочей жизни. Он был стеснителен.
Однако временами ему просто не терпелось узнать, как там поживает Матрена, и не перешли ли на новый этап ее отножения с виртуалом. Не то, чтобы он ревновал, нет, но почему-то ему очень хотелось непременно быть в курсе.
И потихоньку он начал заглядывать в свой журнал и на работе. Ненадолго, не очень часто, так, иногда, только проверить - нет ли новых сообщений и, может, оставить коммент-другой самому. Поначалу он, прежде, чем залогиниться, оглядывался по сторонам, вздрагивал при звуке шагов, но после понял, что никто не собирается интересоваться тем, чем он там занимается, и он расслабился.
В тот день жизнь в интернете кипела особенно насыщенно.
Матрена и виртуал поссорились. Васильчиков даже не понял, когда именно и из-за чего, ведь все до этого шло так гладко.
И вдруг - нате вам. Посыпались колкости, оскорбления. Васильчиков пытался их разнять. Потом Матрена заплакала.
Васильчиков вздохнул и глубоко задумался. Он сам жил одинокой холостяцкой жизнью и не знал, что полагается делать в таком случае. Виртуал, похоже, тоже растерялся и замолк.
Напряжение нарастало.
За спиной у Васильчикова кто-то кашлянул.
Он выронил карандаш и поспешно оглянулся, чувствуя, как лицо его покрывается красными пятнами.
Стажерка Ната согнала с лица любопытное выражение и испуганно попятилась. "Извините, Виктор Петрович... Мне только подписать... Извините.."
Видимо, вид у Васильчикова был очень странный, поскольку Ната поспешно забрала лист с подписью и нервно зацокала каблучками.
Васильчиков чувствовал себя из рук вон плохо. Мало того, что где-то плакала обиженная Матрена и курил сигарету за сигаретой расстроенный виртуал, так еще, в довершение ко всему, сам он, Виктор Петрович Васильчиков, чувствовал, что его жизнь подверглась грубому вторжению. Сейчас начнутся сплетни, начнут слышаться за спиною гнусные смешки...
Сотрудники в курилке начнут насмешливо вытягивать губы в трубочку при его появлении, и покачивать головами, а то и покручивать пальцем у виска, когда он отвернется.
"Что же делать?", - мучительно думал Васильчиков, - "Что же делать?"
Что делать, он не знал, но ясно было одно - действовать надо было срочно.
"Лучшая защита - нападение", - крутилась в голове стратегическая фраза.
Васильчиков стремительно поднялся из кресла и двинулся за Натой. Она не успела еще далеко уйти.
"Ната", - начал Васильчиков сухо, стараясь не смотреть в ее круглые, полные насмешливого любопытства, глаза.
"Ната, мне нужно с вами поговорить. Сейчас я очень занят, но не могли бы вы уделить мне несколько минут после работы?"
"Д-да.. конечно...", - неуверенно протянула Ната.
"Очень хорошо. Я вас найду",- Васильчиков резко повернулся и отправился к своему компьютеру. Почему-то он был уверен, что хотя бы до завтра молчание будет сохранено.
Ему не пришлось искать Нату после работы. Та подошла к нему сама.
"Вы хотели мне что-то сказать, Виктор Петрович?"
"Да. То есть, нет. То есть, да, но несколько неожиданное".
"Неожиданное?"
"Да. Видите ли, я пишу роман." Васильчиков сделал многозначительную паузу.
"И я очень хочу, чтобы он был правдоподобным".
"Но при чем же тут... Чем же я могу вам помочь?" Выражение лица у Наты было как у испуганной птички, круглые глаза и маленький круглый ротик, похожий на попку от воздушного шарика.
"Вы очень можете помочь. Как раз вы и можете мне помочь".
Васильев постарался придать максимум уверенности своему голосу.
"У моей героини возникли проблемы по ходу сюжета. А я не знаю, как решают проблемы такого рода молодые хорошенькие женщины. Родственниц женского пола у меня нет, знакомых, увы, тоже.
Могу я вас куда-нибудь пригласить?"
Глаза Наты сменили выражение на восторженное.
"Роман! А о чем?"
"О любви. Идемте?"
Васильчиков подождал, пока Ната влезет в нелепый серый плащ с широкими полами.
Пока она застегивала плащ на большие круглые пуговицы, он думал о том, что надо поинтересоваться у Матрены - какой плащ носит та? Какого цвета?
Они вышли на улицу. Васильчиков, подумав, взял Нату под руку. Она не возражала.
"А что же дальше?", - спросите, наверное, вы.
А что может быть дальше? Это же фантазия, и, стало быть, ее ничто не омрачает.
Они поженились. Ната радостно продолжает сообщать всем знакомым, что ее муж пишет роман. Большой, как жизнь.
Ни для кого из знакомых это давно не новость, но они вежливо удивляются - "Да что ты!"
Матрена с виртуалом собрались завести ребенка. Васильчиков еще пока не вполне представляет, как должен себя вести виртуал в роли молодого папаши, но готовится узнать. Причем, заметьте, в самом недалеком будущем.
cross post mirnaiznanku
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments