polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

2000 год. Занятно, но за этот год я не смогла найти ни одной фотографии.


Неужели мы никуда не ездили, ничего не снимали? Видимо, нет. Начинался год сумбурно - в конце 1999 все разговоры так или иначе сводились к возможным компьютерным неполадкам с наступлением 2000 года, и, я думаю, что не только я одна вздохнула с облегчением, когда часы пробили полночь, но в квартире не погасли лампочки, за окном не загудела сирена, и даже телевизор работал по-прежнему...
Это был первый Новый год без поздравлений от мамы, к сожалению, она сочла нужным полностью прервать наши отношения на тот момент, и я все еще достаточно сильно переживала разрыв.
В 2000м я продолжала писать стихи, но в то время у меня была полная неуверенность в том, представляют ли они из себя хоть что-нибудь ценное. На День рождения мне подарили самопальную книжечку, составленную из моих стихов, в основном, из ранних, и я не придумала ничего умнее, как попросить у редактора газеты, в которой иногда печаталась, найти кого-нибудь, кто напишет на них рецензию. Мне тогда казалось, что кто-то со стороны наверняка знает лучше меня, стоит ли мне продолжать писать.
В то время газета вела критическую колонку, в которой некто, подписывавшийся "Михаил Пундик", громил графоманов, громил, по правде сказать, за дело. Читать его рецензии в пятничных номерах было интересно, хотя иной раз он сильно перегибал палку, обижая творцов-самоучек.
Как-то раз один из разборов привлекмое внимание настолько, что я начала читать ее по второму разу. Подписан материал был не Пундиком, а неким Ефимом Ермолкиным. Глумились на сей раз над некой Улей Васюшкиной, выпустившую книжку "Стихарь". вы уж меня простите, но я приведу полный текст статьи.

Передо мной аккуратненькая зеленая брошюрка с названием "вы мне в душу смотрели" и подзаголовком "Стихарь". И имя автора проставлено: Уля Васюшкина. Прежде всего, как говорится, в првых строках моего писания я поздравляю Улю с выходом сборника стихов. А во вторых строках вынужден разочаровать автора: дело в том, что не только я не разделяю убеждений автора, что стихарь - это сборник стихов, но и маститые авторы толковых словарей русского языка тоже. Стихарь - это длинное одеяние с широкими рукавами для дьяконов и дьячков, в кое оные облачаются во время Богослужения. Ну, бывает: не обязан же поэт все знать.
День хорош для прозы
Для стихов - лишь ночь.
Скажу без всякой позы:
Стихи дневные - прочь.

Как прекрасно сказано: все самое интимное свершается ночью. Мне даже хочется подобрать какое-нибудь уместное речение из фольклора, но кроме "яко тать в нощи" ничего из памяти не всплыло. Ладно - не в этом дело.
Ах, как сей ночью я любила,
Как наслаждалась - все мне мало.
Чтоб думать, что со мною милый,
Смотала в трубку одеяло.
К нему прижалась страстным телом,
От чувств, открывшихся мне, воя,
Одна я занималась делом,
Но мне казалось, что нас двое.
Поэтесса вводит читателя в свой интимный мир, наполненный утехами одиночества, как бы утверждая право одинокого человека на осязаемое, чувственное счастье. Аналогов в мировой поэзии этой опоэтизированной чувственности нет.
В поэтическом деле
Нам не надо гарантов.
Не убивайте душу в теле,
Не губите в себе талантов.
Коль написаны строки,
То ничьих одобрений
Не сбирайте вы крохи -
Каждый - сам себе гений.
Это поэтический манифест индивидуализма, самоутверждающий право личности на самовыражение, без оглядки на снобов и эстетов, присбвоивших себе право оплевывать каждый росток поэзии. Но, смею надеяться, что, несмотря на все потуги записных очернителей, ростки художественного слова пробиваются горе, как пробиваются шампиньоны сквозь толщу асфальта, не нуждаясь ни в чьем одобрении - так стремительно пробивается к солнцу естество, было бы только достаточно удобрений!
Право, путешествуя по страницам сборника, чувствуешь себя первооткрывателем жемчужин истинной поэзии.
В доме твоем - мыши,
Сам ты неопрятн,
Но ты мил мне, Гриша,
Хоть и непонятен.
Это четверостишие, взятое из поэмы "Пусти меня к себе поближе" - гимн торжествующей любви, не связанной никакими условностями. А далее я не могу отказать себе в экстатической радости привести строчки, монументальные и величественные, полные радумий и находок. Лирическое начало и философское завершение глубокой мысли - все в приведенных ниже четырех строчках:
С безумной жаждой перемены
В радикализм всем сердцем веря,
Мы страстно пробивали стены,
Совсем забыв, что рядом двери.
Если кто-нибудь найдет в мировой поэзии аналог этим лирико-философским строкам, пусть плюнет мне в глаза - пожалуйста, я готов.
У меня футболка в синюю полоску,
У меня друг Коля - он свой парень в доску.
У меня - стихами полная тетрадь.
Свистну я Полкана и пойду гулять.
Не надо иметь тонкого слуха, чтобы уловить это радостное, утреннее, поэтическое мировосприяти, столь емкое, что просто диву даешься, как все это можно втиснуть в четыре строчки. Поэтому следующему четверостишью удивляться не следует. Впрочем, нет, что это я: удивляться надо каждой строчке этой удивительной книжицы, написанной на одном дыхании!..
Душа летит над миром,
Не ведая границ.
Всяк должен быть факиром,
Не должен падать ниц.
Как прекрасно сказано! Первое впечатление: заумь, но второе и окончательное - это квинтэссенция жизненной правды и баллистика полета души. Поэтесса - на взлете. В своих стихах она отрывается от бренной земной тверди с ее мелочностью, дрязгами и обыденщиной, она взмыла к Солнцу столь стремительно, что тесные, приземленные, нивелирующие нормативные языковые рамки за ней просто не поспели - куда им?! С высоты своего стремительного полета не всегда можно различить правила грамматики, традиции стилистики, законы рифмы. Да и нужны ли эти смирительные рубашки? Долой униформу традиционно чопорной грамотности - говорит каждая строчка этих потрясающих своей новизной и искренностью стихов. мне, которому поэтесса сделала бесценное подношение, презентовав свой поэтический сборник "Вы мне в душу смотрели", выпала особая честь, рецензируя этот шедевр и цитируя его содержимое, упорядочить падежные окончания имен существительных и прилагательных, сделать небольшие семантические правки и другие незначительные изменения в угоду педантам и буквоедам.

Поэт, ты альбатрос, во всем ему подобен,
На нем, как на тебе, избранника печать,
Тот, кто меж молний пролететь способен,
Не может по земле уныло ковылять.
Эти строки Шарля Бодлера как нельзя лучше характеризуют рецензируемый сборник. Тому, чей поэтический гений воспарил горе, негоже копаться в пыли языковых тонкостей, пролетая меж молний к самому Солнцу".



Перечтя рецензию энное количество раз, я взяла в руки свою самопальную книжечку. Даривший ее мне назвал ее "Вы в глаза смотрели", по одному крошечному стихотворению:
Вы в глаза смотрели,
Я вам улыбалась.
Скажут - "Навертели!
Не роман, а жалость!"
А для счастья малость
Нужно, в самом деле -
Я вам улыбалась,
Вы в глаза смотрели.
Слова "Стихарь" на обложке, естественно, не было. Да и стихи в ней были другие, сильно другие.


Все вместе было довольно смешно и в то же время невероятно обидно. Я была готова к жесточайшей критике и приговору, но не к насмешкам над собой лично. Особенно обидела меня своей непристойностью первая "цитата". Я написала ответное разгневанное письмо. Его напечатали. В следующем номере последовал ответ критика. Завязалась оживленная переписка-перебранка, на редкость, кстати, увлекательная, которая длилась пару месяцев. В конечном итоге в газете появилась рецензия на мои настоящие стихи с моим настоящим именем в тексте, разгромная, конечно.
С текстом ее можно ознакомиться здесь .
И на этом можно было бы поставить точку, если бы не два последствия, сильно изменившие мою жизнь. Во-первых, я серьезно отнеслась ко второй рецензии. Я начала думать, читать теорию и кое-что понимать. Если мои стихи с тех пор хоть сколько-нибудь улучшились, то исключительно благодаря толчку, полученному в 2000 году. Во-вторых, мне ужасно захотелось услышать еще парочку-другую мнений о своих стихах. И я понесла их туда, куда несу и до сих пор - в интернет. Именно 2000 год сделал меня интернетным человеком. И я не знаю, кто скрывался под именем Ефима Ермолкина, но этому человеку я до сих пор благодарна.
Вот и все про этот год, извините, если было скучно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments