polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Новый год в селе Сметанкино

Начинаю публиковать одну свою сказку. Она большая по ЖЖшным масштабам, поэтому буду публиковать ее кусочками, под катом, кто не хочет - не ходите. Сказка не вычитана, там могут быть ляпы и несуразности, любые комментарии по этому поводу - велкам.

1
Вечером четвертого дня от тещиных именин Семен Семеныч Пуговкин сорвал в лотерею главный приз.
Играть в лотерею было для него давнишней, детской еще, привычкой - когда зеленые билетики даже и не покупались специально, а их давала "в нагрузку" кассирша в книжном магазине. Надо сказать, что выигрыши в ту лотерею таки случались, чаще всего достоинством в рубль. Можно было протянуть свой билет в окошечко и сказать вежливо: "Юбилейный дайте, пожалуйста, если есть". Юбилейный, чаще всего, был, и приятно тяжелил сжатую ладонь до тех пор, пока не разменивался на товарный эквивалент в виде стакана семечек, кулечка леденцов и пары литров газировки с сиропом.
Слов "товарный эквивалент" юный Сеня не знал, но газировку с сиропом уважал очень.
Покупка лотерейных билетов вошла в привычку, и, много позже, покинув родную Самару и вообще российские пределы в поисках загадочной и дразнящей блеском переливчатого оперенья синей птицы, Семен Семеныч билетики приобретать продолжал, еженедельно зачеркивая номера - когда самолично, а когда и, ленясь, через электронное нутро автомата.
Проверял же билетики Семен Семеныч самолично, каждую среду, останавливаясь для этого у киоска при входе в контору.
И вот, четвертого дня после тещиных именин он, водя пальцем по строчкам с зачеркнутыми квадратиками, обнаружил полное совпадение шести цифр из шести возможных.
Раньше Семен Семенович неоднократно проигрывал такой момент в мечтах, и ему всегда казалось, что, буде такое везение выпадет на его долю, то он немедленно испытает прилив бурного счастья и щенячей слюнявой радости. Однако же этого не произошло, а случилось так, что лоб Семена Семеныча покрылся испариной, и то ли шляпа на его голове ужалась, то ли голова мгновенно разбухла, но появилось неприятное ощущение того, что шляпа мала и сильно жмет.
Он еще раз - и после, для верности, еще два раза перечел столбики цифр и сверил номер тиража. Ошибки не было - Семен Семеныч выиграл приз, выражавшийся астрономической по понятиям даже очень богатого человека, суммой. А радость все не приходила, только в голове странно звенело, и в ней еще вертелся дурацкий, услышанный утром по радио, рекламный напев.
День он отработал до конца, хотя и был несколько рассеян, и даже поймал себя пару раз на довольно серьезных ошибках. Вечером, прийдя домой, он отозвал в сторону пятнадцатилетнего сына.
-Марик, подь сюда, есть мужской разговор.
И они заперлись в "кабинете" - маленькой комнатушке с компьютером и парой книжных полок, которая получилась из разгораживания стеной просторной прежде спальни. Супруга Семена Семеновича Катя как раз заперлась в туалете с недавно пришедшим по почте детективом, так что беспрепятственная беседа на ближайшие полчаса была обеспечена.
-Марик, старик, ты только не хипешись, - предупредил он сына, доставая из внутреннего кармана билет и сложенный в несколько раз газетный лист. -Тишину соблюдай. Баб мешать в дело не будем, пока не убедимся, что все - верняк.
К бабам, помимо Кати, относились дочка Леночка и теща Зинаида Михайловна.
По мере понимания глаза Марика разгорались зеленым огнем.
-Ну ты, батя!, - только и повторял он. -Ну, ты!
С Мариком же они и поехали получать чек. Семен Семеныч был человеком осторожным, поэтому на головы они надели большие бумажные мешки, и все папарацци остались с носом. То есть, сами папарацци были как раз необычайно довольны - не каждый день заснимешь человека с бумажным мешком на голове, но Семен Семеныч об этом не знал.
Все эти дни на сердце у Семена Семеновича было неспокойно, его грызла какая-то смутная тревога, и особенно обострилась она на пороге банка, в который перечислялась его скромная зарплата компьютерщика средней руки, и в который он намеревался вложить, хотя бы для начала, выигранные деньги.
Приход в банк был, пожалуй, самым триумфальным событием в жизни Семена Семеныча. С этим не могло сравниться ни вручение почетной грамоты за доблестную учебу перед строем соучеников в сине-белой парадной униформе, ни похвала командира в студотряде на утренней линейке, ни даже возгласы "Горько!" подвыпивших гостей на их с Катей свадьбе, а иных почестей в жизни Семен Семеныч и не удостоился - ни орденов, ни "Оскаров" получать ему как-то не довелось.
Через десять минут после того, как он переступил порог банка, Семен Семеныч оказался в кабинете директора банка, о существовании которого прежде если и подозревал, то не задумывался. Директор заглядывал ему в глаза, сыпал комплименты и собственноручно наливал жидковатый горький кофе, по американской манере приготовленный в кофеварке.
Семен Семеныч чувствовал себя невестой на выданье, поначалу смущался, а после осмелел, начал взглядывать из-под ресниц и почувствовал, что тревога отпускает его, наконец.
Из банка он вышел с ворохом рекламных проспектов, телефонами финансовых советников и наконец-то появившимся чувством свалившегося на голову богатства.
-Так... Вилла в Майами... Яхта... Дети - в Оксфорд. Или Кембридж? Ладно, с этим разберемся. - Катя загибала пальцы, глаза ее блестели. Десятилетняя Леночка рисовала платья на куклах Барби, которые - и куклы, и платья - можно теперь будет покупать оптом, ящиками, не считая. Марик вдохновенно обдумывал, какую же машину он хочет на День рождения - красный мерседес или же не менее красный БМВ.
- И в отпуск! В отпуск на Гаваи!
- Сень, ты что? - Катя, наконец, заметила, что муж молчалив и не участвует в строительстве грандиозных планов.
Ты как и не рад?
Семен Семенович и вправду был очень задумчив. После вопроса жены он кашлянул, медленно набрал воздуха в грудь и так же медленно сказал:
- Да рад, конечно. Но прежде всяких гаваев и вообще прежде всего мы съездим в отпуск в Россию. В деревню, где мои бабушка с дедушкой жили. Я там лет двадцать не был. А может, двадцать пять.
После сказанного он почувстовал, что его сверлят взглядом три пары недоуменных глаз.
Сделав паузу, Семен Семенович повторил.
- Мы едем на Новый год в село Сметанкино. Я позвоню Вовке Ерихову, попрошу его все устроить, он там близко, в райцентре живет. А ты, Кать, займись подарками - у него жена и две дочки, лет двенадцать-пятнадцать, наверное. И пусть только кто возразить попробует - останется надолго и без Гаваев, и без Мерседеса. Не говоря уже о Барби. Вопросы есть?
Вопросов не было. Семья ошарашенно молчала, и под это молчание Семен Семенович, не дожидаясь громких протестов, развернулся и направился прямиком в спальню.
2
Телефонные переговоры с Вовкой Ериховым оказались плодотворны, и через некоторое время члены семейства Пуговкиных поцеловали Зинаиду Михайловну, облетели полземного шара на самолете, проспали ночь в купейном вагоне под перестук колес и напоследок протряслись несколько часов в допотопном автобусике с бензиновой отрыжкой и треугольной буквой "Л" на капоте.
- Сколько лет, сколько зим, старик! Ерихов оказался плотным краснолицым богатырем в овчинном полушубке и собачьем треухе.
- В жизни бы не подумал, что свидимся! Эх! Повидать родные места решил? Правильно, старик, правильно, родная земля-то тянет... Воздух у нас тут хороший, чистый...
В подтверждение этим словам автобус, привезший Пуговкиных, задрожал всем своим металлическим телом, поднапрягся и громко пукнул черным густым выхлопом, пока пассажиры протаскивали по узким проходам свой багаж.
-Старик, все сделал, как ты просил! Дом ваш теть Марина-то продала, но он стоит еще, живой, и зимой там не живет никто. Хозяева городские, они летом тут только бывают, дача это для них. Так они, слышь, все искали, кто бы им сторожил, за деньги, и так обрадовались, что есть кому жить, да еще и им самим заплатят! В прошлом году-то им зимой все стекла высадили, да напакостили внутри.
-Я, слышь, Машку-то свою отвез туда вчера еще, печку протопить, да пыль протереть. Вы белье-одеяла взяли? Сейчас поедем, закупим еды вам, все, что надо, а дрова я тоже заказал, на неделе привезут. Да ты не говори никому, что из Америки, а то три шкуры сдерут, знаю я их!
Бодрый говорок Ерихова вливался в одно ухо Семен Семеныча и выливался из другого, почти не задерживаясь внутри. Он оглядывался по сторонам, и странное чувство нереальности происходящего охватывало его. Автостанция районного центра была огорожена точно таким же забором, как и много лет назад, и точно такие же березки нависали над забором тонкими ветвями. И если бы не огромный рекламный плакат с дамой в бикини на главном здании, на том месте, где привычнее было бы видеть вождя с вытянутой в римском приветствии рукой, да если бы не залепленная объявлениями будка, за стеклами которой поблескивали бутылки с алкоголем разных, на неискушенный взгляд, сортов, то можно было бы подумать, что он попал прямиком в прошлое - лет на двадцать назад. Или на двадцать пять.
Ерихов складывал в "Газель", которой спокойно пользовался по праву работы, пакеты с подарками, и говорил, говорил, а Семен Семеныч не слушал, а все рассматривал забор, деревца, проходящих мимо людей, все вдыхал воздух, который, казалось ему, имел какой-то особенный, совершенно отличный от американского, запах, и только иногда отвечал коротко на какую-нибудь выхваченную из Ериховского монолога фразу.
- Конечно, отметим, как не отметить... Еще как помню... Да, да, обязательно... Непременно!
Леночка прыгала нa месте, дергая Катю за рукав и постоянно спрашивая: "Мам, а Барби здесь есть? А когда я была маленькая, они здесь были? А у меня была?"; Катя выглядела измученной и несчастной, а Марик поглядывал вокруг свысока, с небрежным чувством превосходства молодого человека, осознавшего, что только он, похоже, во всем целом свете и разбирается в жизни.
Багаж и подарки были, наконец, уложены, и "Шкода" тронулась с места. По пути они сделали несколько остановок, закупив все необходимое для зимнего отпуска в деревне.
В машине семейство Пуговкиных сморило, и только Семен Семеныч не спал, а смотрел сквозь стекло на мелькавшие, присыпанные снегом дервья - село Сметанкино было довольно далеко от райцентра, и хорошо еще, что за последнюю неделю ни разу не выпал снег, иначе неизвестно, как скоро бы им удалось добраться до места.
В село они въехали, когда уже стемнело, и Семен Семеныч так и не смог понять, изменилось ли Сметанкино со времен его детских воспоминаний, и, если да, то насколько. Машина остановилась у двора большого темного дома, два окошка, впрочем, светились, и из трубы шел дым. Дом стоял на самом краю села, он даже как бы съехал с улицы и обосновался особняком, вдали от всего. За забором начинались кусты, а потом и редкие деревья. Дом выглядел дозорным на границе между людьми и лесом.
Он был построен в незапамятные времена, на большую богатую семью, имел два этажа и кухня с печкой располагалась внизу, на первом. Каким образом ему удалось уцелеть в разные стесненные годы - история долгая и непростая. Пришлось ему послужить в разные годы и военным штабом, и избой-читальней, и домом местного важного начальника. Так или иначе, в те годы, когда от многих домов просто отрубали лишку, чтобы хозяева их не казались очень уж зажиточными, этот дом уцелел, его не рушили и не укорачивали, в нем делали ремонт и выкуривали из стен жучков.
Его строили с любовью и на века, и назначение свое он выполнил - был уже стар, но еще крепок, и вполне мог послужить еще одному поколению хозяев.
К крыльцу вела маленькая, слабо утоптанная тропинка, у калитки лежала груда дров, а остальной двор был покрыт ровным белым снегом.
-Боже мой! - сказала Катя. -Боже мой!
Жена Ерихова, веселая полная женщина, провела их по дому, улыбаясь, объяснила, где лежат разные необходимые вещи.
-Печку-то как протопите, заслонку не забудьте открыть, не то угорите! Золу вот в это ведро выгребайте, там за домом яма для золы, увидите. Вот мы вам мешок картошки привезли, наша картошка-то, хорошая, а молоко можно у бабы Люси брать, за три дома от вашего. Хлеб в магазине есть, рожки-мука тоже. Я, что смогла, помыла, прибрала, если где пыль пропустила, не сердитесь. Дверь в сени плотно прикрывайте, чтобы не выстудить. Да, колодец в конце улицы, а вот ведра для воды".
С каждой фразой лицо Кати становилось все мрачнее, а Марикова улыбка - все ироничнее. Леночка смотрела круглыми глазами, и только Семен Семеныч выглядел счастливым, и все трогал руками - и стены, и ведра, и печку бы потрогал, но она ревела огнем и было ясно, что трогать ее не стоит.
Ерихов степенно взял деньги, повторил свое предупреждение - "Про Америку ни-ни! Скажи, что из... из Сибири приехал погреться!", и хохотнув над собственной шуткой, удалился вместе с супругой. Воцарилось тягостное молчание.
Впрочем, Семен Семеныч разрушил это молчание довольно быстро.
-Все очень просто, - сказал он, ласково улыбаясь. - кто хочет дуться - пусть дуется, и может даже пропустить ужин, это не страшно. как говаривала моя бабушка, "Губы толще - брюхо тоньше". Диета, значит. А кто соображает хоть немного, тот радостно воспримет маленькое зимнее приключение как вступление в солнечную миллионерскую жизнь. Миллионеры вообще страшные экстремалы. За возможность вот так встретить Новый год они бы устроили очередь с давкой и все ноги бы друг другу оттоптали. Кто будет следить за печкой?
Леночка, конечно, вызвалась сразу, но тут Катя вышла из своей мрачной мины, как Снежная Королева из корки льда, и сказала, что это глупости, детей к огню пускать нельзя. И скоро на плите забулькала в одолженной кастрюльке картошка, раскраснелись от жары лица, а низенькие кровати в комнатках с низкими потолками украсились привезенными пестрыми, в деревенском стиле, простынями и одеялами.
Вскоре семейство поужинало, все по очереди сполоснули лица из краника над раковиной (воду в бак над краником заливали из ведра, и сливалось все тоже в ведро, стоявшее внизу), Катя три раза проверила, что печая заслонка открыта, и, значит, угар семье не грозит, и вскоре погас свет, и только мерное сопение раздавалось из комнат. Последним пошел спать Семен Семеныч. Он долго стоял на крыльце, и голова его шумела от воспоминаний.
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments