polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Category:

Сочинение на тему "Роман Л. Н. Толстого "Анна Каренина".

Наконец-то я сподобилась, наверняка с большим опозданием, как обычно, прочесть рассуждения одного довольно скандального интернетного автора об "Анне Карениной".

Об авторе я скажу только одно - мне уже доводилось пару раз встречать ее тексты в интернете, и каждый раз после них оставалось неприятное недоумение. Читать ее я вряд ли ее буду еще. Оспаривать ее "эссе" тоже не буду - полагаю, что довольно уже сломано копий по этому поводу.
А вот мысли по поводу романа у меня возникли.
И мысли эти следующие.
Толстого, конечно, всякий толкует в меру своего разумения.
Печально знаменитый основоположник и вовсе утверждал, что правильно понимать и оценивать Толстого можно не больше, не меньше, а "только с точки зрения социал-демократического пролетариата".
Стало быть, все судили, судят и будут судить и о Толстом, и обо всем остальном на свете, "в меру своей испорченности".
Однако же, говоря о произведениях Толстого, надо иметь в виду, что у него была сложная, стройная и очень определенная система взглядов на общество, мораль, отношения полов. И писал он не просто так, для привлечения внимания к своей особе, а именно пытаясь донести до людей эти взгляды, о правильности-неправильности которых я рассуждать сейчас не хочу.
Думаю, что я не ошибусь, если скажу, что роман "Анна Каренина" - это вовсе не роман о женщине, погибшей в пламени страсти, а книга, выражающая мнение графа Толстого о том, как должно жить в браке, и что бывает с теми, изначально хорошими, людьми, которые не придерживаются сих правил.
Если взять эту точку зрения за отправную, то вопроса, была ли Анна хорошей или же она была расчетливой стервой, как утверждает НВЮ, просто не должно возникать.
Толстому не было интресно писать романов о законченно плохих людях. Люди плохие и скверные в его романах, естественно, встречаются, но они, как правило. играют второстепенные роли, и Толстой нередко, прискучив ими, прихлопывает их, как мух, ибо он не видит никакого оправдания их существованию. Так, например, необычайно вовремя умирает от кровавого поноса Элен Безухова, освободив сцену для более достойной героини.
Герои Толстого - люди или хорошие и правильные, как Левин, женщины Щербацкие, Николенька Ростов, или же люди хорошие, но нетвердые в позиции, колеблющиеся. Этих людей ждут разные судьбы, в зависимости от выбора. Наташа Ростова вполне могла бы пойти по стопам Анны, и почти пошла, но в последний момент она сделала правильный выбор, только и всего.
Итак, Анна - человек, несомненно, хороший, очаровательный и интересный, как и описано в романе, и нечего искать там второго смысла между строк, Толстой не годился в Эзопы, выражался прямо и ясно.
Разумеется, она человек очень темпераментный, иначе вряд ли она поддалась бы искусу плотских страстей. Она вся пышет жизнью, энергии в ней - через край, ее хватает на все и еще остается, ей приходится сдерживать себя все время, "искусственно тушить огонь в глазах", ибо она обучена вести себя пристойно.
Не очень понятно, как ей удалось избежать искушений в юности, но факт остается фактом - она девять лет прожила в ровном и правильном браке с правильным же, влиятельным, неплохим, но суховато-холодным человеком, который, совершенно очевидно, не мог удовлетворить ее эмоциональных потребностей.
Возможно, что поначалу ее эмоций хватало на двоих.
Она относилась к мужу, как должно, с уважением и теплом, входила в круг его знакомых, и этот круг был ей ближе всех прочих, воспитывала сына, жила по средствам. Все это она делала искренне и была счастлива, как и положено быть счастливой порядочной женщине, живущей в согласии с душой и сердцем.
А через девять лет появился Вронский.
Который не предложил Анне ничего, кроме бешеной неистовой страсти.
И Анна дрогнула.
Мне не вполне ясно, сколько ей лет; Долли, которой 33, описана почти старухой.
Анне, должно быть, меньше, но - девять лет брака, и замуж она, кажется, вышла не рано (что тогда было "не рано"? Двадцать?) Стало быть, ей лет 28-29. Самое то для развитой чувственности, плюс сухарь-муж...
И она загорается страстью, причем, будучи натурой цельной, порядочной, она сопротивляетя этой страсти целый год, считает себя виноватой, ей стыдно, она плачет. До этого момента Толстой, я полагаю, на ее стороне.
Но, с его точки зрения, страсть вне брака - вещь чудовищная, запретная, грешная.
Анна пала так, как только и могут пасть эти цельные характеры, не умеющие разделять себя безболезненно в угоду и себе, и свету, и мужу - пала громко, со скандалом, позором, развалом семьи.
Она - жертва любви? Только не в глазах графа.
С его точки зрения, это не любовь, а похоть, убивающая душу и нравственное начало. Чтобы сохранить его симпатию, она должна была уйти в монастырь, раскаявшись. Или духовно преобразиться за время болезни, которую он не зря насылает на нее. Или уехать в деревню и жить с Левиными, воспитывака их детей...
Она этого не делает, и превращается постепенно в пустышку, скандальную и слезливую тетку, у которой не остается за душой ничего, кроме постыдной любви, которая, в конце-концов, отвращает от себя всех и вся и закономерно погибает под колесами, ибо, опять же, по мнению Толстого, жить ей после того, как в ней умерло все "нравственное", незачем.
Она - жертва брака? Опять же, упаси Боже.
Для Толстого не было ничего святее христианского брака, и ни в коем случае он не пытался его критиковать.
Она - жертва света? Ну, свет Толстой и впрямь не любил, однако же он не перекладывает на него вину, ни в коем случае. Анна сама должна была понять тщету света, как Кити, а не поняла - ну, ей же хуже.
По его мнению, Анна должна была в зародыше убить в себе постыдную страсть и жить с Карениным, любить его, каков бы он ни был, завести еще несколько детей и жить интересами их и мужа. Так говорил его нравственный закон. Анна, хорошая, добрая Анна пошла против него, Анна умерла.
И Толстой находит это правильным и нравственным, хоть ему и жаль Анны, он не смеется над ней, не презирает ее. Просто... Он считает, что так будет правильно.
Вот об этом и роман, на мой взгляд, а вовсе не о чем нибудь другом.
Насколько все это справедливо и правильно - не мне решать, мои взгляды меняются с возрастом, как и у большинства, я думаю. Лет десять назад я была бы всецело на стороне Анны, еще лет через десять, глядишь, окажусь на стороне Толстого. Тот ведь тоже не праведником родился, а долго свои взгляды взращивал и лелеял.
Я думаю, что не стоит искать тут справедливости или какой-нибудь правды, а довольно просто понять, что хотел сказать Толстой, и вспоминать время от времени о нравственном законе. Просто вспоминать. И очень может быть, что этого будет достаточно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments