polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

О разных способах зарабатывания на жизнь.

Так получилось, что зарабатывать на жизнь мне, в основном, пришлось в больницах и поликлиниках.
Однако году в 94-м, когда зарплата доктора составляла около 25 долларов, и ту не платили месяцами, а для того, чтобы устроиться куда-нибудь мыть полы, у меня не было нужных связей, приработок был просто жизненно необходим.

Я не буду рассказывать, каким образом мне удалось выкарабкаться из страшной финансовой ямы, это слишком грустно, но где-то в то время мне попался на глаза выпуск "Комсомолки" с рассказом о мужике, который зарабатывал на хлеб сочинением всевозможных поздравительных стишков. Мужик, естественно, жил в Москве, где возможностей заработка всякими нестандартными методами всегда было больше, чем на периферии, однако же я решила попробовать тоже, поскольку стишки для всевозможных школьных газет и конкурсов у меня всегда получались неплохо.
Тиснула объяву в газетке, где размещали разные объявления бесплатно, и через полмесяца оно увидело свет.
Самое смешное, что у меня было клиенты. Их, правда, было немного - Хабаровск не Москва, заработки пожиже, желание тратить деньги на всякие пустяки - поменьше. Однако же одна девочка даже стала моей постоянной клиенткой и сильно расстраивалась, когда мне пришлось уволиться перед отъездом в Израиль. Денег я таким образом заработала, конечно же, очень мало, но их хвтило на то, чтобы несколько раз порадовать гостинцами маленького сына.
Это был, пожалуй, мой самый нестандартный заработок.
А вот следующий заработок был причинoй моей страшной гордости. Это случилось примерно год спустя после эмиграции в Израиль. Эмиграция, если она не рабочая, страшная штука. Ты сходишь с трапа самолета в совершенно чужой пока еще стране - и в мгновение ока превращаешься в никого. В человека без языка, без денег, без работы, без образования, потому что все, что ты приобрел за предыдущую жизнь, вдруг оказывается несуществующим - у тебя есть диплом, который ничего не значит, трудовой стаж, который никого не интересует, ты мычишь и машешь руками, как немой, покупая снедь в магазине, над тобой смеются, тебя облапошивают, а ты не можешь ответить и зачастую не можешь элементарно понять, что, собственно, происходит вокруг тебя. "Я врач!" - гордо заявляешь ты на вопрос аборигена, а тот ухмыляется грязно - да, знаю, знаю, все вы, русские, то врачи, то инженеры, ни одного уборщика, а вот не хочешь ли прийти ко мне на виллу, прибраться, а заодно и побаловаться, я уже переспал с пятью докторшами и тремя училками из ваших, вы, русские, легкие в общении, не то, что наши недотроги...
Культурные ценности рушатся в чужой среде, кажется, что все, что ты читал, любил, перестало существовать, что весь твой мир рухнул, и ты никогда больше не вырвешься из круга уборщиц с грустными глазами, ухмыляющихся лавочников, чернорабочих и прочих обитателей низов, которых довольно в каждой стране.
Многих это вгоняет в самую настоящую депрессию, кто-то начинает пить, у кого-то рушатся семьи, кто-то возвращается назад.
Мне деваться было особо некуда, и я начала яростно изучать иврит, подрабатывая по вечерам мытьем полов на фабрике "Мотороллы".
Отчаяние и чувство безысходности сменились у меня какой-то яростью. "Ну погодите, я вам всем покажу!" - шептала я иногда, возврщаясь домой, не задумываясь о том, кто эти "все", и что именно я им покажу.
Одновременно с ивритом я, практически заново, учила медицину (я, кажется, уже писала об этом, и не очень хочу повторяться). В среде таких же, как я, докторов, ходили слухи о том, что дать экзамен на право работать врачом невозможно, я старалась не слушать и просиживала над учебниками каждую свободную минуту.
Где-то за пару месяцев до экзаменов ко мне обратилась соседка, с которой мы вместе ходили в ульпан учить язык.
"Слушай, ты ведь, кажется, гинеколог, да?"
Вопрос застал меня врасплох, поскольку к этому времени я вообще с трудом могла вспомнить что-нибудь из "прошлой жизни". У соседкиной мамы была подруга. У подруги был сын, который женился на украинке и привез ее в Израиль. По не вполне человечным законам, супруг довольно долгое время не имеет право ни на работу, ни на медицинскую страховку. А дама была беременна. Медобслуживание в Израиле для людей, не имеющих страховки, невероятно дорого, особенно, если ты приехал из бывшего Союза и миллионов с собой не привез.
И вот меня попросили сходить и устроить прием на дому...
Меня встретила бледная (из дому не выходила) томная дама, которая, к счастью, оказалась совершенно здорова, с нормальным, хорошо развивавшимся плодом. Все, что ей было от меня нужно - это чтобы я в течении четырех часов выслушала раза три историю ее беременности, по пять раз объяснила, можно ли есть бананы и пить кофе и тому подобная ерунда.
Мне заплатитили сто шекелей. Подобную же сумму мне предлагали за помывку всех окон и рам в доме одной старожилки. Мытье окон, возможно, заняло бы у меня те же четыре часа, но дело не в этом. Домой с "приема" я летела как на крыльях. Именно в этот момент возвращения домой я почувствовала растущую внутри уверенность - я врач, я буду врачом, и в руке у меня первый мой врачебный заработок на этой земле. На эти сто шекелей я гордо любовалась пару дней, пока не пришла пора снести их в продуктовую лавку.
Через два месяца я сдала экзамен.
Tags: Про меня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments