polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

коллаж котика

После очередного ударного рабочего дня у меня сегодня выходной. Спала до полудня, выпила кофе, сижу и изо всех возможных дел клею коллаж котика.
Я хочу создать своего узнаваемого котика; черкать-то котиков я могу, вон и в профиле у меня есть был (слава фотобакету) оранжевый котик.

А может, это просто отговорка, и я в детстве не напачкалась пальцев клеем.

В детстве, я, кстати, не любила все эти поклейки. Воспитательница дает всем одинаковый набор канцтоваров, и начинается - Дети, вырежьте зеленый треугольник и прилепите его вот сюда. Сюда, Петров, а не туда. Нет, ты на лоб себе еще налепи. Дурак, отлепи ото лба. А теперь красный кружок, вот сюда.

Сидишь и тупо клеишь, ничего не понятно, что-куда-зачем, никакого стратегического плана. В конце получается уродства кусок, на котором воспитательница размашисто пишет "Поздравляю дорогую мамочку с праздником 8 Марта!" А потом на тебя орут за то, что все платье в клею, да и палец от уха отдирается с трудом.

Мамочка по получении хмыкает и говорит - хорошенький бегемотик получился, желтенький! - и ищет ящик, куда бы незаметно заныкать художественно оформленный кусочек мусора. Сейчас-то просто, сейчас ресайклинг есть, а тогда жизнь тяжелая была, никакого шарму.

Вообще-то это был не бегемотик, а композиция "Букет тюльпанов с вкраплениями мимозы", но какая к чертям разница.

Уроков рисования я в школе боялась. У меня ничего не получалось, объяснять никто ничего не считал нужным, садись и рисуй. Некоторое дети как-то природно умели, а я получала свои красные тройки и расстраивалась - мне тоже хотелось уметь.

Но в поселке, где мы жили, изо всех способов обучения искусству был, пожалуй, только художник Викторов. Он рисовал огромные плакаты с кривым Брежневым к революционным праздникам, а также изображал объявы для кино, которое в клубе крутили по вечерам, в пять и в семь. Он был, как и полагается, алкоголик, и иногда взрослые тихо переговаривались - "Викторов-то совсем запил, видать, эвон как Брежнева опять набок завалило, ох, допьется до лагерей".
У Викторова была дочь Лида, которая пошла потом в художественную школу и тоже как-то быстротечно спилась, да и Брежнев потом кончился, как-то так все, sic transit gloria mundi.

Еще у Викторова было очень много красок невероятных цветов в красивых коробочках. Я знаю, потому что отец ходил с Викторовым на охоту, а когда Викторовы уехали в отпуск, то попросили отца кормить их спаниеля. Я ходила и кормила, а бонусом заглядывала в шкаф с красками. Трогать ничего не трогала, любовалась просто.
Наверное, можно было родителей попросить, чтобы они Викторова попросили дать мне несколько уроков. Спиться-то можно было и без Викторова, а вот научиться перспективе или понять, что такое контраст - вряд ли.

Но мне и в голову не приходило, что так было можно, и я избегала рисования, потому что все, что у меня выходило - это палка-палка-огуречик. А мне очень хотелось украшать свои тетрадки принцессами с шоколадных оберток и всем вот этим вот, чего часто хочется девочкам, пусть даже это и дурной вкус. Вкус-то можно развить потом, это все же лучше, чем похоронить до рождения.

Помощь пришла с неожиданной стороны. Классе в восьмом я прочитала "Двенадцать стульев". И вот там есть момент, перед тем, как Киса рисует Сеятеля, где Остапа спрашивают, как он рисует плакаты - по квадратам?
Я застряла на этом предложении и перечитала его несколько раз. А потом меня осенило. По квадратам!

Переводная бумага у меня была. Я перевела что-то простое на лист из тетрадки в клеточку. И срисовала это поэтапно, отрезок в одной клеточке за раз. И у меня получилось. И вы будете смеяться, но это был один из самых больших триумфов в моих жизни.
И я начала рисовать кудрявых собачек и томных девочек, а потом пошли какие-то свои образы, и мать пару раз задержалась над столом и сказала - "Вау, давай-давай, может, Надя Рушева выйдет!"
Но для дальнейшего продвижения мне, наверное, нужен был учитель, или хотя бы книжка, я, к сожалению, не гений и не Надя Рушева, чтобы самоучкой освоить что-нибудь.
А потом был мединститут, дети, работа, дежурства, переезды, и какое там нахрен рисование, работай давай.
И вот мне уже за пятьдесят, и я учусь делать коллаж котика, потому что мне нравится, как коллаж позволяет выразить отношения света и тени, и в то же время мне это парадоксально нелегко сделать, что стимулирует мозги.
Котик слева - скетч фломастером, для изначального понимания, на чем акценты делать.
У меня очень неровные штрихи, потому что я никогда не училась часами покрывать листы штриховкой. Передо мной стоит простой выбор - или рисовать так, как я могу (признавая, что это - просто картинки, для собственной забавы и самовыражения, которые я не стесняюсь показывать), или задохнуться перфекционизмом и страхом, что осудят, и не рисовать никак.

При том, что рисую я для себя, мне хотелось бы знать, хорошо ли у меня получается. Не в смысле лайков и сердечек, а в смысле - Юля, вот тут соотношение черного-белого поплыло, конструктивного такого разбора.
Но увы, единственный человек, который мог мне такое сказать с пониманием дела, это Хана, но они переехали, плюс у нее внуки, не буду же я ее такими глупостями отвлекать. Да и она вряд ли бы сказала - она обычно смотрит долго, потом думает, а потом спрашивает - "Скажи, тебе нравилось это рисовать? А сейчас нравится?" Поскольку ответ обычно "Да" на оба вопроса, то она улыбается и говорит -какая тебе разница, какой тут контраст? Ты получила радость, а остальное неважно.


Tags: Записные книжки, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments