polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Ну и послесловие про Цветаеву, после чего я, наверное, тему закрою.
Возьмите, господа, поправку на то, что все события с Цветаевой и ее несчастными детьми происходили сто лет назад. И вспомните, как сильно изменилось отношение к тем же детям за эти сто лет.
Я приведу пример из собственного прошлого сорокалетней давности (простите, если вы уже знаете эту историю).
Мне чуть меньше шести, брату месяца три-четыре. Мать в декрете с братом, отец работает педиатром в местной (псковской) больничке.
У брата расстройство кишечника, его кладут в эту же больничку, разумеется, с матерью. По какой-то неведомой мне причине вопрос о том, что я и отец остаемся на неделю дома вдвоем не стоит вообще. Меня не с кем оставить - при том, что я хожу в садик и нередко остаюсь там же на ночь в круглосутке - не с кем. Поэтому меня кладут в ту же больничку с диагнозом гайморит и начинают колоть пенициллином (раз диагноз есть, почему бы и нет. Нос у меня действительно часто заложен).
У меня развивается аллергия на пенициллин, которую никто не диагностирует вовремя. Плюс я подхватываю краснуху, в той же больнице. Все это вместе дает тяжелейшее заболевание у здорового до этого ребенка (меня), и все решают, что я вот-вот умру.
На дворе 1971 год. Не разруха, не война, не голод. У меня есть мама и папа. Брат на тот момент выздоравливает и его выписывают домой. С мамой.
Меня оставляют умирать в больнице.
Я много раз спрашивала потом у матери, не преувеличивает ли она. Ответ был один и тот же - мы были готовы утром прийти и найти тебя в морге.
Они взяли и ушли. Перед этим перевели меня во взрослый корпус, чтобы не травмировать других детей моей смертью. Никто не остался со мной на ночь. Вопроса о переводе меня в Ленинград, где была детская реанимация, вообще не стояло. Умрет - ну так умрет, где-то так.
Ну и антибиотики мне отменили, чего добро зря переводить.
Ночь я помню хорошо - после бреда и беспамятства я очнулась и очень хотела пить. Сил встать не было, воды некому было подать тоже. Помучилась изрядно, свой "стакан воды перед смертью", считаю, отработала экстерном.

Утром меня нашли живой и обрадовались. Еще через месяц я поправилась и выписалась домой. Все было в порядке вещей. Никто не задавал вопросов. Мои родители всегда были уважаемыми людьми и считались очень хорошими родителями.

Ну и отмотайте еще на сорок лет назад. Революция, война, голод, Цветаева эта, нисколько не подготовленная к жизни в таких условиях. Отдаеет детей в интернат, потому что ей сказали, что так будет лучше. Аля смертельно заболевает, Цветаева ее забирает домой. Ирина остается в интернате и погибает.

Кидайте в меня тапки, я не вижу очень большой разницы, только что я выжила, хотя на это никто не рассчитывал. Проще к детям относились,видимо, сорок лет назад, а еще сорок лет назад - еще проще. Нет сил или желания справляться с ребенком? Ну так в интернат его, или в больницу (неважно, что здоров). Умрет? Ну судьба такая.

Хорошо это? Да нет, конечно. Но это, видимо, не было из ряда вон выходящим событием.
Не стоит судить прошлое, не понимая тогдашних взглядов на жизнь. А тем более гениев судить не стоит. Зачем?
Мы не такие. Мы трясемся над детьми, мы такого не допустим. У нас и службы защитные есть, если что.
Но зачем судить прошлое из сегодняшнего? Мы такие, а они были иные.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments