polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Многие завзятые наркоманы и пропащие люди, попав в больницу, громко истерят и скандалят, матерятся, требуют наркотиков, внимания и одновременно чтобы все отвязались. Многие, но не все. Немало и таких, что просто рады получить безопасный ночлег, возможность помыться и поесть. Они ведут себя очень культурно, разговаривают супервежливо и проявляют искреннюю благодарность за лечение и уход. Это иногда вызывает такой когнитивный диссонанс - привычнее и проще думать, что худющий человек с гнилыми зубами и изрезанными венами, сидящий на героине - заведомо просто псих ненормальный или еще какой идиот, а с "нормальными" людьми такого не случится ни за что и никогда. Потому что, если честно, иначе думать бывает просто страшно. Так же страшно, как и думать о смерти, которая придет ко всем.
Да, у большинства наркоманов что-то не сложилось в королевстве, какие-то проблемы, с которыми не справилась слабая психика, какие-то исходные недочеты. Но вот молодой человек, под тридцать. Переболел лейкемией в детстве. Страдал сильными болями после терапии, ему назначили препараты из группы морфина, а он взял и подсел на них. Из лейкемии перешел непосредственно в наркоманию. Нормальные родители, сохраненный интеллект. Все понимает, стыдится себя, поделать ничего не может. Лейкемию пережил, от наркомании умрет. Родителям, наверное, было бы легче, если бы он умер тогда, в двенадцать, чем сейчас. Достойная смерть любимых переносится легче, чем недостойная.
Другой мальчик, еще моложе. Девушка подсадила на наркотики. Где та девушка, неизвестно, не до нее уже. Хороший был мальчик, стесняется себя невероятно. Ненавидит себя, наверное, тоже, а это еще хуже - лишний повод для дозы, ненависть к себе переживать очень трудно.
Сегодня был пациент чуть за сорок. Выглядит на шестьдесят. Имя-фамилия определенно наши, славянские, но английский без акцента - значит, или родился здесь, или привезли рано. На стандартный вопрос "Как вас называть при выходе из наркоза?" четко и правильно сказал непроизносимое для американского языка Гриша.
Бездомный, с печеночной недостаточностью последней степени, жизни осталось, наверное, всего ничего. Тихий, интеллигентный голос. Явно ему оченЬ больно, но не кричит, не требует ничего, извиняется за то, что создает работу.
Не могу не думать про то, что родители или дедушка-бабушка приехали сюда с надеждой на лучшую долю для детей и внуков, а доля вышла незавидной. Работали, наверное, не покладая рук, выбивались наверх, а ребенок не выдержал, сломался. Эмиграция и внезапная потеря и языка, и статуса больно бьет и по взрослым, и по детям. Печально.
Tags: Работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments