polet_fantazii (polet_fantazii) wrote,
polet_fantazii
polet_fantazii

Чехова читая. Три сестры

Я таки перечитала "Три сестры".
Ну, что сказать? Могла бы и не перечитывать, право слово. ИМХО - самая тоскливая пьеса у Чехова, во всяком случае, если ее читать, а не смотреть.
Маленький уездный город, где все всех знают, где образованных людей можно пересчитать по пальцам, где жизнь никогда не меняется. Таких городов и сейчас, наверное, полно в России, да и не только в России, сдается мне. Эти города скучны, жизнь в них стоит на месте, молодежи в них скучно и не хватает воздуха.


В них живут простые люди, через них текут в большие города телеги с зерном и поезда с молодыми людьми, полными честолюбивых надежд и талантов. Эти городки - соль земли.
(Кстати, в конце упоминается, что в городе живет сто тысяч человек. Не такой уж и маленький город. А из разговоров сестер создаётся впечатление, что там живет людей тысяч пять как максимум. )

Три сестры и брат живут в таком городке в доме, который остался от отца. Я так и не поняла, кстати, насколько они бедны. Сестры получают пенсию, дом впоследствии закладывают за карточные долги брата. Значит, бедны?
Я задаюсь этим вопросом, потому что это важно лично для меня в интерпретации событий.
Ольга и Ирина работают, но мне не очень понятно - работают ли они по необходимости или же от скуки и дурных идеалов?
Работу обе они абсолютно однозначно не любят, мучаются ей, и в то же время Ирина заявляет в самом начале: "Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги. Как хорошо быть рабочим, который встает чуть свет.."
Все это утверждение - совершенно патетический бред, от которого меня и в школе передергивало. Счастье человека отнюдь не в работе, счастье - в полной жизни. Жизнь дается всем изначально как пустой кувшин. У кого-то кувшин из глины, у кого-то - из золота, но конечный результат зависит не от того, из чего он сделан, а от того, чем он наполнен.
И вот заполнить свой кувшин каждый должен суметь сам.
Заполнять его тупым монотонным трудом только потому, что ты полагаешь, что все обязаны работать - глупо.
Заполнять его таким же трудом потому, что иначе тебе нечего есть - это другое дело. В общем, этот вопрос так и остался для меня неясен.
Если сестры работают, чтобы возместить проигрыши своего братца, то им, в общем, респект. Если они работают от нужды, то они - антиподы многочисленных бесприданниц, которые стараются повыгоднее себя кому-нибудь продать, чтобы убежать от нужды. Сестрам это дико, замуж они согласны либо по любви, либо чтобы исполнить какой-то там долг (кажется, это Ольга говорит про долг влюбленному Тузенбаху. Какой нафиг долг, я не знаю). Но тоже респект и уважуха.
Если они работают, чтобы хоть что-то делать - то они не очень умны.
Так или иначе, с работой или без, жизнь сестер тускла и скучна. Они образованные, милые, любезные, но у меня такое чувство, что они ничего и никого не любят. Ни себя, ни друг друга, ни саму жизнь.
В самом начале Ирина удивляется - отчего она вдруг чувствует себя счастливой? Молодая девушка дышит весенним воздухом, смотрит на солнце, ждет гостей - и удивляется, мол, а чё все так здорово-то?
Это удивление ставит меня в полный тупик. Я не понимаю, как при подобных обстоятельствах можно не испытывать простого, естественного как воздух, телесного счастья, счастья, что ты живешь, дышишь, видишь небо. Очевидно, сестры не очень-то знакомы с таким ощущением жизни и любви к жизни. Неудивительно, что они, бедняги, маются без конца.
А любить они не могут. Из сердца заперты на ключик, который потерян. И вот это - действительно трагедия. Если ты не способен любить простые, мелкие детали вокруг себя - куст сирени, крыльцо дома, кусок хлеба с молоком, то ты будешь несчастен. Несчастен в маленьком городе, несчастен в Москве, несчастен в Париже. И ничего тут не поделаешь.
Маша, по определению Ольги, самая глупая из всех, бежала от скуки в раннее замужество. Теперь она с трудом терпит мужа и влюбляется в Вершинина. Чехов добросердечно переводит Вершинина со всей бригадой в другое место, но, я думаю, Маша придумает еще в кого-нибудь влюбиться - она не рассудочна, в отличие от сестер, ей нужны чувства.
А вот Ольга с Ириной - это тяжелый случай.
Они рвутся в Москву. Нет, конечно, жизнь в Москве побойчее, людей побольше.
Но вести бедное безлюбовное существование, работать на ненавистной работе и тосковать можно и в Москве с тем же успехом. В Москве это еще и похуже будет - там больше примеров, что другие люди живут иначе, счастливее...
Помимо сестер, все остальные люди в пьесе более-менее спокойны. Андрей, их брат, женится на мещаночке Наташе. Она, правда, надоедает ему, но, судя по всему, он это переживет. Будет пилить себе на скрипочке, ходить в земскую управу, выпивать - сначала по рюмочке, потом по две, а потом и больше, чтобы заглушить смутную тоску.
Наташа весьма счастлива. Она знает, зачем живет, и, в отличие от сестер, ее жизнь наполнена смыслом. Она неприятна, меркантильна, лишена вкуса, но она знает, зачем живет и доволна жизнью.
А остальные в пьесе маются. Кто больше, кто меньше, но все маются. Вершинин задает риторический вопрос: " Русскому человеку в высшей степени свойственен возвышенный образ мыслей, но скажите, почему в жизни он хватает так невысоко"?
Я не знаю ответа, я даже не вполне согласна с этим высказыванием, но могу предположить, что возвышенный образ мыслей подобен воздушному шару. Он отрывает наши ноги от земли, а мы - земные существа, без связи с землей мы, как Антей, теряем силу.
Жить надо здесь и сейчас, не для потомков, а для себя. Жить в полную силу, брать, что можешь, и отдавать, что можешь. Узнавать все, что можешь, думать, делать открытия, пусть даже незначительные. Лучше научиться самолично делать прекрасный сыр и гордиться им, чем знать четыре языка, как Ирина, но не выписать на них книг, не писать на них песен, не болтать на них с родными.
Ольга говорит, что они знают слишком много лишнего. Но лишних знаний не бывает. Бывают лишние души, которые не знают, что делать с тем, что имеют.
Дурацкие рассуждения о том, что не работать - стыдно, что надо делать все, что угодно, лишь бы делать, выводят меня из себя.
Я не представляю, как можно ничего не делать, но это не имеет никакого отношения к работе. Если бы я завтра выиграла в лотерею и ушла бы с работы, мне точно так же не хватало бы времени на все, что я хочу сделать - потому что я хочу сделать очень много.
Картины, музыка, благотворительность, путешествия, книги, природа - всего этого как будто и нет в жизни сестер. Нет, они читают там чего-то все время, но непонятно, зачем, непонятно, о чем, они не ведут об этом бесед, это не знаимает их.
Да и другие герои не умеют жить. Они разглагольствуют о том, что вот, лет через триста жизнь будет прекрасна, но это не для них, это для потомков, а они должны трудится изо всех сил, чтобы хотя бы потомкам было хорошо.
Какой бред. Жизнь одна. И либо ты живешь ее хорошо, либо - плохо и скучно.
Единственный человек, который мне симпатичен в пьесе, это Тузенбах. Он говорит: "Что ж? После нас будут летать на воздушных шарах, изменятся пиджаки, откроют, быть может, шестое чувство и разовьют его, но жизнь останется все та же, жизнь трудная, полная тайн и счастливая".
Он одновременно и образован, и тонок, и умеет любить, и имеет вкус к жизни. Не удивительно, что его убивают на дуэли.
А все остальные хорошо охарактеризованы в монологе Андрея: "Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему. Только едят, пьют, спят, потом умирают..."
Каждый из героев пьесы мог бы стать таким человеком - увлеченным, заметным, живущим на полную катушку. Но леность души не позволяет им этого. Они могут только ныть, что во всем виноват захолустный город, что жизнь несправедлива и скучна, и что ах, вот если бы они жили в Москве, то все было бы иначе.
Не было бы иначе. Было бы также, а то и хуже - жизнь в Москве наверняка дороже, а возможностей продуться в карты - больше.
Вот этим мне и не нравятся герои Чехова. Они недоразвитые какие-то. Они не хотят жить тупо, без огня в душе, без увлеченности. Но откуда взять огня, они не знают. Они все ждут Прометея с огнем, а тот нейдет.
Они пребывают в лимбо собственной душевной несостоятельности - когда удовлетворения простых телесных потребностей уже мало, а осознать собственные духовные потребности не выходит. Прямо таки революционная ситуация получается. Но разрешаются такие ситуации обычно плохо - либо внебрачный роман, который разрушит и репутацию, и жизнь (возможный Машин путь), либо запойное пьянство (Чебутыкин), либо регрессия с уничтожением духовных запросов (Андрей, наверное).
А, да, Ольга с Ириной еще могут удариться в религию и уйти в монастырь. Вот такой вот Чехов. Не буду я больше его пьес читать. Мутит меня от них.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments